Самый великий волшебник. Автор: Верес Елена Геннадьевна

Самый великий волшебник. Автор: Верес Елена Геннадьевна


Мальчик сидел у окна. Теплый летний вечер проникал в комнату. Ветер раздвигал занавески, нес с собой успокоительную прохладу. Жаркий шумный день забывался, растворялся в череде таких же летних дней, которые уже были и которые еще будут.
Вечером было хорошо сидеть у открытого окна, мечтать и думать о всяком. Слушать шелест листьев за окном, затихающий шум и беготню в парке через дорогу. Вечер принадлежал только тебе. Он длился, настаивался по углам, сгущался в пронзительную синеву, зажигал далекие, сияющие звезды. Становилось хорошо и грустно одновременно. С этим непонятным, но счастливым чувством мальчик ложился спать. А наутро воспоминание о звездах и синеве оживало в нем ощущением сказки, которая была, но не раскрылась, не отгадалась до конца. Новый день уже лежал перед ним, наполненный солнцем, зеленью, походом в кино, поиском клада, загоранием и другими летними делами.
В тот вечер все было также как и всегда. Парк стал черными лохматыми тенями пролезать сквозь узоры ограды, на небе зажглась первая крошечная звезда. Мальчик рассеяно бродил взглядом по причудливым сплетениям света и тени, как вдруг взгляд его уперся во что-то совершенно необычное и неожиданное. От изумления он весь подался вперед и застыл. Прямо перед ним на ветке дерева сидел малюсенький бледненький тоненький человечек, серебристый и абсолютно нереальный. Он сидел, согнув одну ногу, обхватив ее руками и опираясь о колено подбородком, и небрежно покачивал другой. Взгляд его также рассеяно бродил по комнате, пока не наткнулся на вытаращенные от изумления глаза мальчика.
- О! - и человечек кувыркнулся с ветки дерева, но завис в странной и неестественной позе, обнаруживая тонкие, трепещущие крылышки. Которые, казалось, сами подхватили его и вынесли на прежнее место.
- Ты что, ты меня видишь? - воскликнул он и тут же закрыл себе рот руками как человек, который позволил себе сказать слишком много.
Осознав, что вопрос обращен к нему, мальчик ответил неуверенно:
- Да, вроде вижу. А ты кто?
- Ну, вообще-то, я эльф, - ответил человечек несколько неохотно. - Только, пожалуйста, не говори об этом никому!
- Хорошо. А ты настоящий? В смысле, ты по-настоящему живой? Ну, я имею в виду, что я видел эльфов по телевизору, в мультиках там или в кино. Но вот так никогда! - мальчик почувствовал, что завяз в словах от волнения и никак не может выразить свою мысль.
- Никогда! Вот именно что никогда! Как же ты меня увидел сейчас? Ведь я все сделал как обычно, три раза повернулся вокруг себя, все по часовой стрелке и хлопнул крыльями!
Человечек возбужденно вскочил и стал вертеться, старательно повторяя вполголоса последовательность действий и показывая, как правильно он все сделал. При словах "и хлопнуть крыльями" крылышки его сложились, издали мелодичный звон, и человечек мгновенно исчез.
- Эй! Эй-эй-эй! Ты где? Вернись! - мальчик наполовину высунулся из окна, вытянул шею, стараясь разглядеть в подступившей темноте маленького человечка. - Вернись же! Ну пожалуйста! Пожалуйста!
- О! Получилось! Ура! Прощай, мой друг! Тебе все почудилось, почудилось... - радостный голос стал удаляться.
- Нет! Так нечестно. Вернись! А то ... - мальчик лихорадочно соображал. - А то я все расскажу!
- Ну и рассказывай! - голос вернулся и рассыпался на хрусталики смеха. - Тебе все равно никто не поверит!
- Не поверит, да, - мальчик понял, что он промахнулся и голос прав. - Ну, тогда, тогда... - он обернулся, шаря взглядом по комнате и размышляя, что он может еще сделать - Хочешь, я подарю тебе... - тут его взгляд уперся в... - телефон!
- Телефон?! - казалось, голос был обескуражен.
- Ну да! Смотри, это последняя модель! Тут есть фотоаппарат, радио, проигрыватель, этот, как его, диктофон. И игры прикольные! - мальчик быстро схватил телефон, высунул руку из окна, протягивая дар невидимому чуду. - Он совсем новый, мне папа его на день рождения подарил.
Экран и кнопки телефона, листья и часть дерева за окном осветились нежным голубым светом. Но ветка была пуста.
- Хм, зачем мне телефон? Во-первых, он огромный. Он почти с меня ростом. Во-вторых, кому я буду звонить? Ведь я буду единственным эльфом на земле, у которого есть телефон! Кому нужен телефон, если некому позвонить? - голос на секунду замолчал. - Хотя знаешь, есть кое-что, что мне бы хотелось получить в подарок.
- Что же?
- Мел.
- Мел? И всего-то? Да пожалуйста, но что ты с ним будешь делать? Зачем он тебе?
- Конечно, рисовать.
Эльфик обнаружился в полуметре, висящим в левом верхнем углу. Серебристые крылышки поблескивали за спиной.
- Смотри, - он взял белый мелок из пачки, протянутой мальчиком, и нарисовал яркую жирную полосу от подоконника вниз по стене. Полоса начала изгибаться и подобно змее поползла дальше. Мальчик своими глазами видел, как она исчезла в кустах перед домом.
- Ух ты! А еще что-нибудь можешь?
- А то! Хочешь посмотреть?
Одним движением мальчик уселся на подоконник и перекинул ноги на улицу. Теплый свет комнаты остался позади, впереди - ночь и полумрак пустеющего парка. Обернувшись назад, он нашарил одной рукой маленький фонарик. Взглядом скользнул по всей комнате, задержался на двери. Если мама увидит, что его нет, ох и влетит же ему! "Но я ведь совсем ненадолго! Только посмотрю и обратно. Когда еще представится такой случай! Эх жаль, никто не поверит..." - мысли вихрем пронеслись у него в голове. И он отвернулся, не раздумывая и уже не сомневаясь. Потянувшись вниз, он достал ногами до выступа в стене, одной рукой зацепился за подоконник и спрыгнул в траву.
- Где же ты? Чего копаешься? - эльфик нетерпеливо поблескивал на той стороне дороги в метре от ограды парка.
- Бегу! - и мальчик пересек газон перед домом и дорогу.
По периметру парк окаймляла тротуарная дорожка, за ней - кованая ограда. Включив фонарик и положив его на тротуар, мальчик поставил рядом коробку с мелом:
- Но он только белый.
- Ничего страшного, так даже интересней.
Эльфик взял отломанный кусочек, удобный для него своим размером:
- Ну, что тебе нарисовать?
- Э-э-э..., корабль.
- О, хороший выбор, - похвалил эльфик. В ярком освященном пятне на тротуаре он сначала нарисовал три больших паруса:
- Некоторые ошибочно считают, что рисовать корабль надо с кормы, но они не правы. Самое главное в корабле, если, конечно, ты хочешь, чтобы он поплыл, это парус.
Затем пририсовал корму, хвост, и высоко задранный, как если бы корабль бороздил высокие волны, нос. Сбоку была проведена белая ватерлиния.
- Как думаешь, нам нужен якорь?
Поразмыслив, эльфик сам себе кивнул головой:
- Я думаю нужен. А то, как мы его остановим? - сбоку он пририсовал большущий массивный якорь.
- А теперь, в путь!
- В путь! - радостно повторил мальчик и подпрыгнул на месте.
Эльфик хитро подмигнул:
- Помогай мне, - став позади корабля рядом с фонариком, он надул обе щеки и что есть силы стал дуть на рисунок на асфальте. Мальчику игра понравилась, он встал рядом и тоже, что есть силы, дунул прямо в нарисованные паруса. И, о чудо, паруса затрепетали, всколыхнулись как от небольшого порыва ветра.
- Еще, давай, сильней! - вскричал эльфик. Не веря своим глазам, мальчик с утроенной энергией стал выдувать из себя весь воздух. Вскоре в свете фонаря, рассекающем тьму летней ночи, на невидимых волнах парил белый нарисованный кораблик. Паруса надувались и несли его по воздуху, то опадали, то оживали под невидимыми порывами ветра.
- Все, можешь больше не дуть, - эльфик довольно улыбался, - если его оживила сила детского дыхания, его ничто не сможет остановить. Только ребенок.
В эту же секунду мальчик ощутил запах моря, непередаваемый соленый привкус на губах, свежий ветер дунул ему в лицо.
- Я слышу шум волн! - и подхваченный тем же ветром, что и нарисованный кораблик, раскинув руки, мальчик побежал рядом с ним. Эльфик, схватив фонарь, полетел следом:
- Эй, подожди! Не так быстро. Ну все, хватит! Слышишь, останови его!
- А как? Как это сделать?
- Прикажи сбросить якорь!
- Опустить якоря! - весело закричал мальчик. В ту же минуту якорь стал опускаться вниз и вниз, пока не достиг асфальта. Прилипнув к дорожке и мгновенно став нарисованным, якорь затормозил движение корабля, который рвался вперед, выгибался всеми парусами. Но, ничего не поделаешь, кораблик все тише и медленнее опускался вниз, пока, наконец, не коснулся тротуара. И вот уже он был нарисован на сером асфальте, и от него до якоря тянулась белая длинная полоса. Мальчик стоял рядом, часто дыша, и с улыбкой разглядывал рисунок:
- Здорово!
Эльфик опустился рядом с ним:
- Да, ветер был попутным и сильным.
- Что мы еще нарисуем? Может самолет? Или нет, давай лучше жирафа! Такого огромного и длинного. Представляешь, ребята приходят завтра в парк, а там разгуливает белый жираф!
- Ну нет. - Эльфик был непреклонен. - Это слишком. Тебе шуточки, а мне потом расхлебывай, лови жирафа, объясняй все ему и ... и другим. Или, может быть, ты знаешь жирафий язык?
- Нет. Не знаю. - Мальчик озадаченно уставился на эльфа. - Эльфик, миленький, давай нарисуем хотя бы лошадь или кошку. Ну, давай! Кошки, они небольшие и очень хорошо понимают людей, их поманишь "кис-кис", и они тут как тут. А если еще налить молока в миску - никаких проблем!
- Никаких проблем! - проворчал эльфик. - Ну что с тобой поделаешь, не отстанешь, знаю ведь.
Он задумчиво потер подбородок:
- Сомневаюсь я... Хорошо, нарисуем кошку. Но только, самую послушную кошку на свете! - потом добавил немного раздражено. - Посвети-ка фонариком.
Мальчик послушно взял фонарь и встал позади эльфа.
Кошка получилась белая, мягкая и пушистая. Просто олицетворение доброты и послушания.
- У-у, маме бы такая понравилась, - заметил мальчик и позвал, - кис-кис-кис!
Кошка шевельнулась, встала и абсолютно как живая потянулась, вытягивая передние лапы.
- Ух ты, котяра, - мальчик присел и почесал за белым ухом. Кошка начала ластиться, тереться о ноги, щурить прозрачные глаза.
- Очень хорошая кошка получилась, - удовлетворенно заметил эльфик.
И в этот самый момент самая послушная кошка на свете замерла, вся напряглась, прислушиваясь, и стрелой кинулась в кусты.
- Лови ее, лови, - вскричал эльфик. Но было поздно. Шевеление в кустах прекратилось, кошки простыл и след. Мальчик кинулся к кустам, заглянул через ограду.
- Кис, кис, кис, иди сюда, - позвал он.
- Нет, она убежала, - констатировал мальчик через некоторое время.
Увидев выражение ужаса, написанное на лице маленького эльфа, он не удержался и рассмеялся:
- Кошка - это кошка, она всегда гуляет сама по себе!
Эльфик взволновано летал сквозь прутья решетки туда-сюда:
- Что же я наделал, ведь я знал, что этим все кончится... Что же теперь делать? Что делать?
- Ну, не переживай ты так, подумаешь, сбежала кошка. Чего ты так убиваешься?
- Ах, ты ничего не понимаешь, нарисованные кошки не должны бегать по парку, понимаешь, не должны! - практически в отчаянии вскричал эльфик.
Мальчику вдруг стало очень жалко маленького человечка. Ведь, в общем-то, он сам виноват в случившемся, ведь это он настоял на еще одном рисунке. Хотя, конечно, он совсем не хотел, чтобы кошка убегала...
- Знаешь что, давай вместе пойдем в парк и поищем ее. Мне кажется, она не должна убежать далеко, - великодушно предложил он. Но когда через решетку ограды заглянул в темноту ночного парка, его великодушия немного поубавилось.
- Я, пожалуй, пойду, поищу с главного входа, а ты лети мне навстречу и осматривайся по дороге, хорошо? - и он бросился ко входу в парк, освещенному фонарями.

Кошки нигде не было. Отчаявшись, мальчик присел на пень посреди лужайки. Эльф примостился у него на плече. Почти что круглая, полная луна освещала их. Становилось совсем поздно.
- Пора домой, - уныло вздохнул мальчик.
Тут краем глаза на краю поляны он заметил белый осторожный силуэт. Кошка повернула к нему голову, посмотрела прозрачными, равнодушными глазами и отвернулась. Потихонечку, чтобы не спугнуть ее, мальчик подкрался. Беглянка спокойно сидела в траве, разглядывая что-то в кустах напротив. "Ага!" - с криком набросился он на нее. Животное отпрыгнуло к ближайшему дереву и кометой взлетело на самую верхушку. Мальчик растянулся во весь рост и ткнулся носом в узловатые старые корни дерева. В этот момент глазам его предстала удивительная картина: еще один маленький человечек удирал от него со всех ног. Он смешно подкидывал вверх колени, стараясь не запутаться в мелких корешках. Добежав до основания дерева, он на миг обернулся, глаза его округлились, и он скрылся в темноте маленькой норки.
- Что это?! - вскричал мальчик, не переставая удивляться событиям этой ночи, и от волнения не сообразив, что уместнее было бы спросить "кто", а не "что".
И тут мир перевернулся.
Или ему только показалось, что он перевернулся. Все вокруг стало двигаться, потеряло свои очертания, взорвалось звуками, шепотом и криками. "А-а-а!" - мальчик полетел куда-то вниз, что-то окутывало и обтекало его со всех сторон.
Через мгновение все прекратилось. Он обнаружил себя в полной темноте, лежащим на животе, как и прежде, руками и ногами он колотил землю, от собственного крика звенело в ушах.
-Эй, ты жив? - эльфик маячил в светлом проеме впереди,- ползи сюда, я подержу! - крикнул он. И мальчик пополз по чему-то мягкому к светлому окошку впереди. Выбравшись наружу, он увидел, что прополз через ворот собственной футболки. Шорты и фонарик валялись тут же. Но только все было огромное, а он очень маленький.
- Что случилось? - в полном недоумении спросил он эльфа, который опустился в траву рядом с ним. Они оказались одного роста.
- Все очень просто, - вздохнул тот. - Ты видел сегодня двух сказочных существ, теперь ты сам стал частью сказки. На, возьми, - он подал потрясенному мальчику зеленый лист, - оденься!
Автоматически мальчик обернул лист вокруг себя и обхватился руками, чтобы тот не сползал и не сваливался.
- Что же теперь делать? - спросил он.
- Идти в гости к гномам. Они все равно про тебя уже знают, - эльфик еще раз горестно вздохнул. - Да, теперь мне точно несдобровать.
Он повернулся и обреченно пошел в сторону неприметной норки среди корней.


2.

Гномы издавна жили в основании самого большого дерева западной части парка. Корни дерева, переплетаясь, выходили наружу. И можно было, незаметно поднырнув под них, оказаться в сухой и чистой норе, ходы из которой вели наверх и вниз. В комнаты, где жила большая и дружная семья гномов и в погреб, где хранились их припасы.
Утром мальчика разбудили шум и возня. Малыши-гномики устроили потасовку за дверью его комнаты, не поделив щелку, в которую они подглядывали за ним.
Мальчик сладко потянулся. Сверху лился теплый солнечный свет. Пахло смолой и древесиной. Было очень уютно. Вставать совсем не хотелось. "Как же я раньше не замечал, что на деревьях в парке есть щелки и дырочки? - подумал он. - Хотя, они, наверное, совсем маленькие, микроскопические. И не заметишь".
Эльфика уже не было. Его кровать была пуста. "Придется все-таки вставать..." - и мальчик, осторожно спустив ноги, сел. Тут же дверь скрипнула, и в круглый проем вошли Умник и Шустрик. Милочку, свою сестру, они не пустили. Потому что она, "во-первых, девчонка и, во-вторых, еще, конечно же, мала, чтобы знакомиться с настоящим человеческим мальчиком".
- Привет! - Шустрик как всегда взял инициативу в свои руки.
- Мы принесли тебе одежду, - не забыл самого главного Умник.
- А-а, спасибо. Привет, - разом на оба обращения ответил мальчик.
Одежда состояла из штанов, подобия футболки и странных башмаков. Штаны были явно из шерсти, но очень тонкие и неопределенного серо-коричневого цвета. Футболка была почти прозрачной, белой и на ощупь оказалась очень нежной и мягкой. А вот обувь...
- Из чего сделаны это башмаки? - озадаченно разглядывая их, поинтересовался мальчик.
- Из коры молодого дерева. Видишь, какая мягкая. А прошито тоже корой, но только тонкими жгутиками. Это очень прочные и легкие башмаки. То, что надо для лета, - обстоятельно пояснил Умник.
- Спасибо, - еще раз поблагодарил мальчик, одеваясь и засовывая ноги в башмаки.
Штаны оказались ему коротки и заканчивались сразу после колена, а футболка, наоборот, была велика и висела на нем. А похожие башмаки мальчик видел на картинках про средневековых бродячих артистов - вагантов и менестрелей - конусообразные тапки с грубым швом посередине. "Ну и видок", - усмехнулся мальчик про себя.
- Эй, пойдемте завтракать. Мама зовет! - заглянула в комнату Милочка и окинула гостя цепким взглядом.
- Нечего шастать! - Шустрик ринулся к сестре. Но, она, показав язык, уже скрылась за дверью. Гномики бросились за ней вдогонку. Мальчику ничего не оставалось, как последовать за ними.

Жилище гномов было и простым и сложным по конструкции одновременно. Как уже было сказано, нырнув под корни самого большого и старого дерева в этой части парка, Вы попадали в округлую невысокую нору, в левой стене которой было прорыто несколько лазов вниз под землю. Это были кладовые, в которых хранились запасы орехов, ягод, грибов и много чего другого. А сбоку справа, прямо в земляной стене норы-прихожей, начинались первые ступени длинной винтовой лестницы, которая была прорыта и прорезана посередине дерева и соединяла собой все комнаты. Поднимаясь постоянно вверх и вокруг, Вы сначала проходили мимо жаркой и вкусно пахнущей кухни Хозяйки, потом мимо уютной гостиной, где вся семья собиралась за обедом, потом шла комната для редких, но всегда желанных гостей, мастерская Гномыча и многочисленные спальни. Комнаты располагались одна над другой и имели форму полукруга. Входные двери были круглыми с декоративными вырезами разной формы. Милочка, например, попросила вырезать на своей двери сердечко, а Умник и Шустрик череп и скрещенные кости. Комната для гостей была самая просторная, входную дверь в нее украшали полумесяц и маленькая звездочка. Свет в комнаты проникал через щелки и небольшие дырочки в коре дерева. Поэтому в солнечные дни комнаты бывали очень живописно освещены лучами, оставлявшими на полу, стенах и мебели яркие золотистые пятнышки, которые передвигались вслед за движением солнца. Мальчику понравилось жилище гномов. Здесь было тепло и уютно.
Вся семья гномов собралась за столом на кухне. Здесь были Дедушка-гном и Бабушка, Гномыч и Хозяйка, Умник, Шустрик и, конечно же, Милочка.
- Заходи, дорогой! Сейчас будем завтракать, - Хозяйка приветствовала мальчика ласковой улыбкой. Отчего ему сейчас же вспомнилась мама, и сразу захотелось домой. "Что-то она сейчас делает? Переживает, наверное", - подумалось ему.
При ночном знакомстве присутствовали все взрослые члены семейства, поэтому вид мальчика и сам факт его присутствия никого не удивил. Дедушка неодобрительно покачал головой:
- Я всегда говорил, что этот маленький эльф будет еще похлеще нашего Шустрика. Надо же такое натворить!
- Нда, - Гномыч потер переносицу пальцем, - что же теперь делать? Ведь надо ему как-то возвращаться.
- Все будет хорошо! - Хозяйка подтолкнула мальчика к свободному стулу. - Все образуется. Скоро прилетят эльфы, и вместе мы что-нибудь придумаем.
Еда гномов была незатейливой, но очень вкусной. Душистый травяной отвар, ячменные лепешки, мед и варенье. Казалось, такой вкуснятины мальчику пробовать еще не приходилось. Не успел завтрак закончиться, как сверху послышался негромкий, но отчетливый стук по дереву.
- Это должно быть эльфы. Шустрик, беги, открой им верхнюю дверь! - скомандовал Гномыч.
Ввиду важности и необычайности произошедшего, эльфы также прилетели всем семейством. Отказавшись от завтрака в самых изысканных выражениях, во главе с Гномычем они проследовали в гостиную и уселись на предложенные им места, поджидая остальных гномов и мальчика. Вскоре все собрались и уселись полукругом вдоль стен. Мальчик зашел последним и уселся на краешек поставленного ему стула, посередине комнаты и напротив всех. Под взглядами собравшихся он чувствовал себя так, будто провинился и невольно опустил голову. Стало страшно и неприятно, еще сильней захотелось домой, подальше от этих непонятных и диковинных человечков, в свою родную, знакомую до каждой пылинки и трещинки спальню. "Ну уж дудки! Плачут только девчонки!" - подумал он и, насупившись, решительно поднял голову. Прямо перед ним стоял маленький эльфик. Он смотрел на мальчика печально и серьезно. Вздохнув, эльфик положил ему руку на плечо и уселся на краешек стула рядом. Мальчик мгновенно почувствовал облегчение. Он не один. Тяжесть неизвестности с ним разделили, и сразу стало легче. Поерзав на стуле, он откинулся на свою часть спинки и стал разглядывать собравшихся. Взгляды всех были устремлены на него.
Хозяйка смотрела с состраданием и материнской нежностью, как на своего непутевого сына. Гномыч и Дедушка-гном смотрели строго и задумчиво, с той лишь разницей, что во взгляде Гномыча чувствовался искренний интерес, а во взгляде Дедушки искреннее недовольство. Бабушка, посмотрев на мальчика мельком, достала вязание и приготовилась слушать, что скажут. Милочка, Шустрик и Умник разглядывали мальчика во все глаза. Для них это было веселое и забавное приключение. Это могло стать главным событием всего лета! И, вдобавок ко всему, их пустили на общее собрание, где строгие взрослые будут решать важные вопросы, и есть даже эльфы! Ого-го!
Что касается эльфов, то сразу было видно, что это существа иного сорта. Невозмутимо и бесстрастно взирали они на двух маленьких мальчиков: человеческого и эльфийского. Лишь глаза матери маленького эльфика глядели мягко и нежно и, казалось, излучали свет и тепло. И все же первой фразой, которую произнес глава эльфов, было:
- Небывалое происшествие.
- Мы просто не знаем, что можно сделать, - столь же бесстрастно добавил отец эльфика. Вслед за этим заявлением все замерли. В комнате повисла тишина.
Все разрозненные кусочки, события прошедшего вечера, ночи и утра, как пазлы, сложились в голове мальчика в одну ясную и пугающую картину. С ним случилось небывалое. Он стал маленьким непонятным существом: ни эльфом, ни гномом и не человеком. И никто не знает, как вернуть все назад, как ему вернуться домой. Возможно, он не вернется домой. Никогда. Это действительно возможно! От этих мыслей снова захотелось плакать.
Похоже, мать эльфика поняла его настроение. Потому что, неслышно подойдя к нему, она успокаивающе проговорила:
- Ты не должен бояться. Послушай, мы действительно не нашли в наших хрониках подобных случаев. Но... - легкая рука ласково легла ему на голову, - все описанные когда-то события происходили с кем-то в первый раз. Как и с тобой. Если ты захочешь найти выход, мы тебе поможем.
Она ободряюще ему улыбнулась. Дедушка-гном еще более сердито засопел. Хозяйка смахнула незаметную слезинку. А Гномыч стал смотреть с еще большим интересом.
- Может быть, это ты скажешь нам, что нужно делать? - отец эльфика посмотрел на мальчика. В его пристальном взгляде мелькнула непонятная надежда.
Мальчик удивленно качнул головой:
- Я не знаю.
- Ну что же, - вздохнул эльф, - значит, нужно найти того, кто знает. Есть предложения? - обратился он к гномам.
- У нас есть старая легенда, - хитро улыбнулся Дедушка-гном. - Возможно, эльфам она не известна, - он на секунду умолк, ожидая реакции, но, не дождавшись, продолжил. - В ней говорится, что однажды в Стране появится Великий волшебник. Самый великий волшебник. Он будет всемогущ и мудр. Он один сможет совершать чудеса, недоступные другим. Правда, в легенде не сказано когда придет этот волшебник. Может быть, он уже пришел в Страну, а может и нет. - Дедушка-гном замолчал и вопросительно посмотрел на главу эльфов.
- Страна велика. И мы вовсе не претендуем на всеобъемлющее знание о ней и ее чудесах, - степенно ответил тот. Все опять замолчали. Мальчик с робкой надеждой переводил взгляд с одного лица на другое.
- Но я думаю, - глава эльфов поднял взгляд и посмотрел прямо на мальчика, - если есть хоть малейший шанс, надо его использовать. Надо найти этого волшебника и попросить его о помощи. Ты готов отправиться на его поиски?
Все это время мальчик слушал, затаив дыхание. Даже такая маленькая возможность, даже такая робкая надежда показались ему ярким светом, спасением от тьмы неизвестности, в которую он погружался. Он с радостью кивнул:
- Да!
- Я пойду вместе с ним! - пискнул эльфик сдавленным от волнения голосом. А потом торопливо добавил, посмотрев на отца, - я помогу ему во всем. Я еще вчера так решил.
По-видимому, последние слова были ответом на некоторые вопросы, заданные ему отцом с утра.
- Этого я и боялась, - вздохнула эльфиня и с грустью посмотрела на сына.
- Я пойду вместе с ними. - От неожиданности все вздрогнули. До этой минуты молчавший Гномыч, встал и подошел к мальчикам. Обращаясь ко всем, он абсолютно спокойно добавил, - мы не можем отпустить двоих детей одних.
Эльфиня шагнула назад к сидевшим, чтобы окинуть взглядом всю группу в центре. Ее испытующий взгляд задержался на Гномыче.
- Ну что ж, решено, - подытожил Дедушка-гном.


3.

Когда наконец-то утихли возгласы, вопросы и споры, когда все разбрелись по разным углам, начиная приготовление к походу и обсуждая последние важные мелочи, мальчик и эльфик остались в комнате одни.
- Слушай, спасибо...что помогаешь мне, - мальчик повернулся к эльфику.
- Да не за что, - отмахнулся тот, - по сути это ведь я виноват. Если бы не я, ты бы сейчас спокойно сидел у себя дома. А так...
Мальчик задумчиво покачал головой:
- Не знаю. Теперь я понимаю, что я сам виноват. Если бы я не упросил тебя нарисовать эту несчастную кошку. А кстати, кошка так и не нашлась?
Эльфик отрицательно мотнул головой.
- А ведь мы даже не знаем, как друг друга зовут! - вдруг удивился мальчик. Эльфик хитро на него посмотрел и довольно констатировал:
- Хоть в чем-то я не ошибся! Понимаешь, тебе нельзя называть мне или кому-то еще свое имя, иначе превращение станет необратимым, и ты навсегда останешься таким. Но ты можешь звать меня Эник! Так меня называют родители иногда. - Эльфик широко улыбнулся, - вообще-то постоянно. По-вашему это что-то вроде "шалун" или "проказник".
- Хорошо, - мальчик улыбнулся ему в ответ и протянул руку. Эльфик пожал ее и заговорщически подмигнул:
- А твое имя пусть останется мне неизвестным.
- Эник, пора прощаться! - на одной из ступенек круглой лестницы стояла эльфиня. - Проводите нас мальчики.
Было видно, что эльфику не хочется расставаться с мамой, также как и ей с ним. Он встал и понуро поплелся за ней следом. Повинуясь приглашению, мальчик пошел за ними.
- Пожалуйста, будь осторожен! Во всем слушайся Гномыча и береги себя, - заканчивала эльфиня обычные для всех мам наставления, пока они поднимались по лестнице к верхнему выходу.
Они прошли мимо всех комнат. Лестница, постепенно сужаясь, вывела их к округлому неровному отверстию, расположенному почти что у самой верхушки дерева. Шагнув наружу, эльфиня оказалась на широкой у основания, разветвленной, длинной ветке. Там уже ждала вся семья маленького эльфика.
- Эник, постарайся исправить свои ошибки. Будь достойным и сильным. Остальное тебе мама уже, наверное, сказала. - Отец положил руку ему на плечо и обратился к мальчику, - желаю тебе скорейшего возвращения домой. Надеюсь, для тебя все хорошо закончится.
- Мы попросили дроздов отвезти тебя до Великой реки, ведь ты не умеешь летать, - ласково улыбнулась мальчику эльфиня. - Удачи тебе!
Она в последний раз окинула теплым взглядом сына и, расправив серебристые прозрачные крылышки, вспорхнула с ветки легче бабочки. Остальные эльфы последовали за ней. Через секунду их прозрачные воздушные силуэты растворились в синеве летнего неба.
Завистливо вздохнув, мальчик переступил порог и оказался на толстой, твердой ветке. Солнце стояло в зените и щедро поливало все вокруг своим теплом и светом. Мальчик зажмурился, выйдя на яркий свет после полутьмы коридора. Когда же глаза привыкли, и он смог раскрыть их, с губ его сорвался восхищенный возглас. Взору его предстала потрясающая картина. Прямо перед ним, ширясь во все стороны, вздымаясь вверх и падая отвесно вниз, раскинулся новый мир. Прямо перед ним лежала необыкновенная, чудесная, волшебная и поразительная сказочная Страна.
Повсюду, пока хватало глаз, мир был заполнен зеленой листвой и солнечным светом. Запахи воспринимались острее. Головокружительно пахло смолой, травой, кашицей и клевером, и всеми теми цветами, которые подобно деревьям росли внизу. Небо превратилось в бездонный колодец, стало выше, синее и глубже. И в нем плавали, парили птицы. Все вокруг жило своей собственной интенсивной жизнью. От малейшего порыва ветра трепетали листья, паутинка на соседней ветке, пылинки в воздухе. Двигались тени и световые пятна, которые складывались в затейливые, неповторимы узоры. Этот мир был огромен, прекрасен и обитаем.
Неожиданно знакомый парк показался мальчику дремучим сказочным лесом, с ведущими в разные стороны дорогами, где за каждым поворотом ждало что-то необыкновенное и новое. "Как же здесь можно кого-то найти?" - подумалось ему. Эльфик с улыбкой наблюдал за ошеломленным выражением на его лице.
- Не ожидал? - еще шире улыбнулся он.
- Нет! - и мальчик повторил свой вопрос вслух, - как же мы сможем найти этого волшебника? Как же мы обойдем все это?
- Да ты что?! Конечно, найдем, - эльфик был абсолютно уверен.
- Мы собрали все необходимое.
Мальчики обернулись на голос. У выхода стояли Гномыч и Хозяйка, держа в руках походные рюкзаки, с двух сторон с озорным любопытством выглядывали Шустрик и Милочка.
- Если вы готовы, то можем отправляться хоть сейчас, - сказал Гномыч.
Эльфик запрокинул голову, сложил руки рупором и в небо полились звуки нежные и звонкие одновременно. Он щебетал и свистел совсем как птица. И хотя мальчик увидел и почувствовал за последние сутки много такого, о чем даже не подозревал, все же он в очередной раз удивился.
- Им понадобится какое-то время, чтобы выбрать провожатых. И еще, стая должна закончить начатый клев. - Сказал эльфик, обращаясь ко всем. Увидев изумление мальчика, он расхохотался:
- Ты не ожидал, что эльфы разговаривают на птичьем языке? Ха-ха! Да об этом во всех сказках говорится: язык птиц, зверей и все такое!
Мальчик смущенно пробормотал:
- Но сейчас же все-таки не сказка. А что еще необычное ты умеешь и знаешь?
Эльфик хитро подмигнул:
- Чем меньше знаешь, тем лучше. Все что нужно, ты увидишь сам.
Чириканье над головой стало приобретать для мальчика более осмысленные формы. Неужели сейчас они обсуждают, кто из них повезет его к волшебнику? Хозяйка неодобрительно покачала головой, а Гномыч добавил:
- Эник, ты слишком неосмотрителен. Посмотри, из-за твоей неосторожности уже пострадал один мальчик.
- А, по-моему, это классное приключение! - в отсутствии родителей всю совестливость эльфика как рукой сняло. Теперь неодобрительно покачал головой и Гномыч.
Поджидая птиц, вся компания уселась на дерево и весело болтала. Солнце припекало и постепенно перемещалось по небосклону. Стало понятно, что полдень прошел, и пришло время обеда. Хозяйка открыла было рот, чтобы предложить всем перекусить, как на ветку опустилась большая темная птица. Ее черные перья переливались на солнце, блестящие глаза смотрели заинтересованно и проницательно, а желто-оранжевый твердый клюв выглядел острым и опасным. Птица повернула голову, и через миг рядом с ней опустилась вторая птица. Чуть поменьше и помоложе.
Эльфик тут же поднялся на ноги, подошел к ним, что-то просвистел и прощелкал. Птицы ответили ему таким же свистом и щелканьем. Повернувшись и обращаясь в основном ко Гномычу, эльфик сказал:
- Полетим, как и договаривались, к верхнему течению Реки. Я полечу сам, ты на Здоровяке, а мальчик на Темнокрылом. Встречаемся у Большого валуна. Договорились?
- Хорошо. Не торопись. Все равно сегодня начинать сплав бессмысленно. - Ответил Гномыч и подошел к большой птице. Он кивнул ей и положил руку на холку как лошади. Птица кивнула и чуть-чуть наклонилась в сторону гнома, а он ловко вскочил ей на спину и уселся верхом, заложив колени за крылья.
- Мальчик, садись на Темнокрылого, - позвал он.
Мальчик надел свой рюкзачок и нерешительно подошел к меньшей птице. Он тоже наклонил голову в знак приветствия и с опаской положил ладонь птице на шею. Ему только показалось или птица и вправду вздохнула? А потом легонько опустила крыло вниз. И перед мальчиком раскрылась лестница из прочных и упругих перьев. Цепляясь и перешагивая с одного на другое, мальчик залез птице на спину и, по примеру гнома, обхватил коленями ее бока за крыльями.
- Спасибо, - сказал он. Птица сложила крыло и что-то невнятно прощебетала.
- Ну что ж, в добрый путь! - крикнул Гномыч и помахал своей семье. Хозяйка махнула в ответ:
- Возвращайтесь скорее!
А Шустрик пропищал:
- Папа, сделайте круг над нашим деревом!
Крылышки эльфика затрепетали, издавая серебряный звук. Он приготовился к полету. И тут, опередив всех, Темнокрылый взмыл в воздух. Мальчик вцепился ему в перья. Последнее, что он видел - это восторженные мордашки маленьких гномиков, которые носились внизу, кричали и размахивали руками.
Полет был головокружительным. Мощно взмахивая крыльями и плавно кружа в потоках теплого воздуха, Темнокрылый нес мальчика на противоположную сторону Страны, к истоку Великой реки. Внизу проплывали колышущиеся моря зеленых листьев, бархатные лужайки, перепутанные тропинки, главная аллея парка с фонтаном и аттракционами. На каруселях кружились ребята, по главной аллее цветными пятнашками бегали малыши. Рядом на скамейках спокойно сидели их родители. По тропинкам парка прогуливались редкие посетители. Мальчик не испытывал больше ни сожалений, ни страха. Ветер с резкой силой раздувал ему волосы. Полет опьянил его. Он никогда не видел мир таким, и это было "здоровское" приключение. Оборачиваясь, он видел Здоровяка и Гномыча, летящих следом. Гномыч махал ему рукой и улыбался. Оказывается, он тоже любил приключения!
Удаляясь все дальше от центральной людной части парка, птицы направились на юг. И вскоре мальчик увидел блеск воды. Под ним и вправду текла большая речка. Темнокрылый развернулся и полетел против течения, ища исток. И тут мальчик вспомнил, как недели две назад они с мальчишками бегали в эту часть парка к широкому, но не глубокому ручью. "Так это и есть Великая река!" - рассмеялся он. Но Темнокрылый начал снижаться, и мальчику пришлось прижаться к его шее, чтобы не упасть.


4.

Бурля и перекатываясь, река несла свои воды. Мальчик сидел, поджав ноги, на Большом валуне и следил, как поток струится мимо. Веселый и безобидный ранее ручеек, сейчас предстал полноводной и своенравной рекой с быстрым и сильным течением, а кое-где и крутыми порогами.
Гномыч деловито сновал туда-сюда, собирая сухие ветки и травки. Вскоре приятно потянула дымком, и стало немного пригревать в спину. Мальчик повернулся к костру и в сумерках наступающего вечера увидел серебристые крылышки эльфика.
- Я и не заметил, как ты прилетел, - удивился он.
- У-у, я ужасно хочу есть, - эльфик возбужденно рылся в своем рюкзаке, вытаскивая пирожки и травки для чая. Гномыч уже достал из своего самого большого рюкзака маленький котелок и спустился к реке, чтобы набрать воды. Мальчик незамедлительно ощутил острые позывы голода и придвинулся к костру.
Вода в котелке забулькала, вкусно пахнуло мятой, душицей и еще чем-то терпким и непонятным. Ревеневые пирожки и горсть орехов хорошо утолили голод, и мальчик сидел у костра, прислушиваясь к звукам приближающейся ночи. Птицы смолкли, уже не слышно было их щебетанья и громких криков. Зато в густой и высокой траве рядом началась своя таинственная жизнь. Затянули свой концерт кузнечики, им оглушительно вторили лягушки. В темных просветах между стеблями изредка мелькали неясные тени, раздавался шорох и треск, загорались и гасли маленькие разноцветные огни. Проследив за его взглядом, Гномыч успокоил мальчика:
- Не бойся. Эти насекомые не выползут сюда, на землю, да еще в свет огня.
Гномыч привалился спиной к стеблю одуванчика и задумчиво посмотрел на реку:
- Другое волнует меня. Сможем ли мы найти этого волшебника?
- Конечно, сможем, - Эльфик беззаботно растянулся на листе другого одуванчика. Он лежал, закинув руки за голову, а одну ногу на другую. Вся его поза говорила о сытом довольстве и наслаждении покоем.
- Мы замечательно прогуляемся по Стране, познакомимся с Самым великим волшебником и ... и все будет хорошо! - он поменял ноги местами.
Гномыч неодобрительно нахмурился:
- Ох, Эник! Жизнь тебя ничему не учит. В нашей легенде, например, нет ни слова о том, где может жить и как должен выглядеть этот волшебник. Правда, - Гномыч бросил ободряющий взгляд на мальчика, - хроники гномов - это, в основном, жизнеописание самих гномов. Их переезды, встречи, важные события, переданные из рода в род. - Гномыч виновато улыбнулся.
- Ха, - эльфик презрительно хмыкнул. - Гномы всегда больше интересовались урожаем орехов в этом году, чем встречами с волшебниками.
Неожиданно эльфик встрепенулся и застыл, повернув голову к реке:
- Давненько я не слышал их песен!
Гномыч тоже посмотрел на реку, прислушался, и по его лицу расплылась радостная улыбка. Какое-то время мальчик, ничего не понимая, всматривался в реку. Шорох травы смешивался с шуршанием прибрежной гальки, которой с плеском играли волны. Они набегали и отступали, набегали и отступали. Мелодичный плеск сменялся шипением и шорохом передвигаемых камней. Равномерность и ритмичность этих звуков заставили мальчика расслабиться, прикрыть глаза.
И вдруг, в самой глубине своего сознания, как будто на дне темного колодца, он услышал, еле уловил неясный, непонятный шепот. Таинственность этого звука манила прислушаться, поддаться ему все больше и больше. И мальчик наклонился над своим колодцем, прислушиваясь, приближая эти звуки. Они нарастали. Смешивались с шумом волн, переплетались с порывами теплого ветра. Манили несказанно, обещали открыть самую важную, самую главную тайну. И вот он уже летел к ним навстречу, падал вниз в колодец. Звуки нарастали, сливаясь в нежные и звонкие голоса, мелодия плела свои извивы. Сладостная и многоголосая песня объяла его.
Мальчик открыл глаза. Темноту наступившей ночи взорвали разноцветные огни и блики. Как будто запустили фейерверк, но только не в строгом черном небе, а в бурлящей темной воде. Мальчик обнаружил себя стоящим на прибрежной гальке, близко к воде. Рядом парил эльфик, подпевающий песне тоненьким, слабым голоском и размахивающий руками. В воде плескались разноцветные, блестящие рыбки. И музыка, судя по всему, исходила от них.
- Что это? - силясь разлепить губы и издать хоть какой-нибудь звук, прохрипел мальчик.
- Это? - эльфик долго и непонимающе смотрел на него. Казалось, он спал с открытыми глазами или долго-долго вспоминал что-то очень приятное и очень давнее.
- Это русалочьи песни, - наконец, улыбнулся он.
На первый взгляд казалось, что русалки двигаются хаотично, но, присмотревшись, мальчик понял, что их движение подчинено воле волн. Прилив почти что выносит их на берег, отлив - и их спинки сверкают на середине реки. Песня становилась тише, замирала, звуки отчетливей, огни и блики спокойней. Вслед за эльфиком мальчик взобрался на Большой валун. Этот камень, высокий и широкий на одном конце, плоский и удлиненный на другом, своим длинным концом врезался в воду как клин или как природный причал. Подобравшись к самому концу камня, мальчик оказался почти в воде, окруженный со всех сторон мерцающими лукавыми русалками.
- Здравствуй. - От неожиданности мальчик вздрогнул. Это прозвучало очень обыденно, не тягуче, не мелодично, не волшебно. Обыкновенно, так как если бы простая девочка стояла рядом с ним и сказала: "Привет!"
- Здравствуйте, - ответил он. При звуках его голоса русалки с визгом и хохотом бросились врассыпную. Мальчик оторопел. Лишь одна из самых мелких рыбок подплыла поближе, и он увидел маленькую девочку с большими темно-синими блестящими глазами.
- Не смущайся, - сказала она. - Сестры любят шутить и смеяться над незнакомцами. Ты - мальчик, который пришел из человеческого мира и ищет Самого великого волшебника?
- Да. Ты знаешь про волшебника? Может быть, ты знаешь где найти его?!
- Мы - создания водной стихии и знаем лишь о том, что принадлежит воде. В реке и ее окрестностях волшебника нет. Точно.
Мальчик вздохнул. Вблизи русалка была вся бесцветная, полупрозрачная. Длинные, мерцающие в свете луны волосы облепляли ее, сливаясь с чешуйками хвоста.
- Знаешь, вы очень похожи с эльфиком. Почему? Ведь вы такие разные.
Русалочка лукаво рассмеялась:
- Мы похожи настолько, насколько схожи наши стихии. Мы - создания воды, эльфы - воздуха. Вода и воздух, влага и эфир прозрачны, легки, свободны и всепроникающи. И все-таки мы разные. Мы не можем жить на суше, эльфы не могут жить в воде. Сама наша суть принадлежит стихии, мы починены ей, и наша жизнь зависит от нашей среды. - Серьезно сказала она и добавила, - можно сказать, что я - часть воды, капля этой реки, а эльфик - это часть воздуха, он - порыв свежего ветра.
Мальчик заворожено слушал.
- Но великий волшебник принадлежит сам себе, - продолжала русалочка торжественно. - Он не зависит от стихий и породившего его начала.
- Значит, ты все-таки кое-что знаешь! - воскликнул мальчик.
- Это строчки одного из наших гимнов, - на этот раз смутилась сама русалочка. - Я знаю лишь, что великий волшебник всемогущ, потому что он свободен.
- А-а, - протянул мальчик, - старые гимны, понятно. О чем вы еще поете?
Русалка радостно рассмеялась:
- О, мы поем о том, как нам прекрасно живется. Как весело плескаться в гибких струях воды под луной. Как приятно прятаться в прохладной глубине реки днем, когда ярко светит солнце, и в мире властвует стихия огня. Мы прославляем нашу реку и наш народ! И, знаешь, многим наши песни нравятся, - лукаво подмигнула она мальчику.
Заметив опять его смущение, она, желая поддразнить его, задорно предложила:
- Хочешь, мы споем тебе еще раз?
Мальчик широко улыбнулся, и русалочка запела.
Холодные струи смешались с теплыми и окутали мальчика со всех сторон. Разноцветные огни вспыхнули с новой силой и начали свой хаотичный танец. Голоса звали за собой, то грозно повелевая, то нежно успокаивая. Эльфик звонко смеялся и кричал: "Все будет хорошо!" Гномыч скорбно качал головой и, достав из внутреннего кармана дудочку, играл что-то очень грустное и протяжное. Мамино лицо склонилось над ним, глаза смотрят с тревожной заботой. Она положила свою ладонь ему на лоб: "Все бывает впервые". Ладонь лежала на голове теплая и тяжелая, согревала и прогоняла прочь все страхи и сомнения. Мальчик успокоился, повернулся к ней и потянулся: "Мама!" И тут он проснулся.
Он лежал на листе одуванчика, укутанный в тонкий, шерстяной плед. Оказывается, Хозяйка заботливо положила по экземпляру в рюкзак каждого. Сверху над ним рос еще один зеленый лист, а яркое утреннее солнце вовсю грело лоб и голову. Гномыч сидел близко к воде и перебирал какие-то толстые ветки, которые он успел натаскать еще вчера вечером. Эльфик, укутавшись в свой плед, сидел у потухшего костра и пил чай из деревянной кружки. Мальчик два раза недоуменно моргнул, резко сел и потянулся. И вдруг сверху на него обрушился поток холодной и прозрачной воды.
- Ой! - спасаясь от неожиданного душа, мальчик одним прыжком вскочил на ноги и замотал головой во все стороны как мокрая и лохматая собака.
- Доброе утро! Это роса! - Эльфик улыбнулся во весь рот и махнул рукой вверх. Мальчик поднял голову. Одуванчик, под которым он спал, возвышался подобно фонарному столбу. В каждом его продолговатом листе скопилось по несколько капель росы, а для мальчика сейчас каждый листик был как маленький тазик.
- Зато умываться не надо, - как всегда оптимистично заметил эльфик. - Иди скорей чай пить, пока не остыл.
Хоть и беспокойный вначале, но глубокий и продолжительный, сон успокоил мальчика, холодный душ взбодрил и придал энергии. Он чувствовал себя отдохнувшим и полным сил, готовым к любым приключениям, когда пил теплый чай и обсыхал в тепле, идущем от тлеющих углей. Плед сох рядом.
- Зря ты его сушишь. Сухими нам сегодня все равно не быть, - меланхолически заметил эльфик и посмотрел на сверкающую в лучах восходящего солнца реку.
- Так Гномыч строит плот! - догадался мальчик, который уже некоторое время пристально наблюдал за копошащимся и деловито снующим гномом. - Чего же мы тут расселись? Пойдем помогать!
- Ты так считаешь? - протянул эльфик, и на этот раз особого оптимизма в его голосе не чувствовалось.


5.


Строительство плота заняло все утро и часть дня. Дело это оказалось не из легких. Сначала надо было отсортировать толстые и прочные ветки-бревна от тонких и ломких. Потом подогнать каждое такое маленькое бревнышко одно к другому. И тут очень пригодился легкий и острый топорик Гномыча. А пока гном подгонял и ровнял бревнышки, мальчик и эльфик были заняты тем, что искали и срезали гибкую траву. Скручивали травинки между собой и прыгали по ним. В итоге получалось некое подобие достаточно прочных веревок.
Когда эти дела были сделаны, пришла очередь самого трудного. Необходимо было связать ветки-бревнышки между собой, чтобы получился настоящий плавучий плот. Бревнышки не желали связываться друг с другом, вылезая то с одной, то с другой стороны. Переворачивались в самый неподходящий момент самыми неподходящими местами. Особые хлопоты были связаны с веревкой. Нужно было ее запихивать, протаскивать, вытягивать и делать это аккуратно, чтобы она не порвалась. Но один раз именно так и случилось. Видимо трава в этом месте была сухая. Резко изогнувшись, веревка переломилась. Пришлось по новой искать подходящие травинки, скручивать их и прыгать по жгуту, делая его более мягким и эластичным.
Наконец, плот был готов. Он лежал перед ними, вытащенный на берег и только что прошедший испытание на воде.
- Для наших целей вполне годится, - рассудительно подвел итог их работе Гномыч. Мальчик с надеждой взглянул на него.
- Шутишь! Да на этом плоту можно проплыть вокруг света! - это, конечно же, воскликнул эльфик. Он взмыл в воздух, ловко кувыркнулся через голову и опустился прямо на середину плота. Рука его была торжествующе поднята вверх. Мальчик и Гномыч переглянулись и разом рассмеялись.
За это утро мальчик проникся глубоким уважением к Гномычу. Казалось, его трудолюбию и терпению нет конца. Стойко преодолевая все трудности, он спокойно и упорно шел к намеченной цели. "Если бы не он, пожалуй, у нас ничего не получилось бы", - несколько раз за утро подумал про себя мальчик, наблюдая как эльфик весело перепрыгивает с одного бревна на другое, или как он идет по разложенной на земле веревке, расставив руки и пытаясь удержать равновесие. Глядя на эльфика, стороннему наблюдателю могло показаться, что строительство плота - это легкая и веселая забава.
- Боже, как я устал и хочу есть, - простонал эльфик и, спрыгнув с плота, побежал к костру.
- Да, стоит подкрепиться, - согласился Гномыч и, похлопав мальчика по плечу, добавил, - я пойду пока вырежу кору, а вы соберите обед.
Измученные сборкой плота, они решили не конструировать и не выстругивать весла, а приспособить под это длинные и жесткие кусочки коры, вырезав их широкими внизу и сужающимися к верху. Согласно кивнув, мальчик поплелся вслед за эльфиком.
Уплетая за обе щеки пирожки, друзья блаженствовали, подставляя под жаркое послеполуденное солнце мокрые штаны. Простая еда и возможность спокойно посидеть, вытянув ноги, оказались для них лучшей наградой за тяжкий труд. Догрызая орехи и допивая остатки остывшего чая, мальчик вспомнил о чем хотел спросить гнома.
- Гномыч, а в чем наша цель? Ты говорил об этом что-то, когда мы собрали плот.
- Наша цель ясна. Плыть отсюда мимо Южных ворот, где река делает резкий поворот, на север. Доплыть до Границы, которая пресекает реку и где начинается Чащоба. Если где и живет неизвестный волшебник, так только в этих диких местах.
Секунд десять мальчик переваривал услышанное. Южные ворота, Граница, Чащоба... Где все это может находиться в его парке? Он припомнил, как папа рассказывал ему, что парк - это часть леса, которую отгородили, облагородили, поставили аттракционы. И где-то там близко к лесу, действительно есть два противоположных выхода, но ими редко кто пользовался. В основном все предпочитали центральный вход. Он был ближе к остановке. Здесь были основные развлечения и удобные для прогулок асфальтированные пешеходные дорожки. Правда, они с мальчишками частенько забирались в лесистую часть парка. Поговаривали, что там можно встретить стаю диких крыс, или лисиц, или белок. Но, блуждая между сосен в зарослях шиповника и волчьей ягоды, они так никого и не встретили. "Придется положиться на знание местности у аборигенов", - вздохнул мальчик и еще раз с надеждой посмотрел на Гномыча.
А тот уже подал сигнал к прекращению обеда и отдыха, начав собираться и заливая остатками чая из котелка и без того потухший костер. Сборы были недолгими. Съестных припасов значительно убавилось, а ведь именно они составляли большую часть содержимого рюкзаков. Оставалось только сложить легкие пледы. Да Гномыч, аккуратно завернув в тряпицы, затолкал в свой рюкзак топорик, походный нож и осколок увеличительного стекла, с помощью которого он добывал огонь. Когда же он принялся запихивать еще и маленький котелок, мальчик предложил ему положить котелок в свой рюкзак. С чем Гномыч, подумав, согласился. Затолкав туда еще и свои башмаки, они укрепили всю свою поклажу в центре плота, с помощью специально оставленных для этого петель.
Гномыч и мальчик отвязали плот и стащили его на воду. Ловко запрыгнув, стали отталкиваться веслами от близкого берега. Но плот никак не жалел выплывать на середину реки. Быстрое срединное течение выталкивало его к берегу, где вода была тише и спокойней. Неожиданно очень пригодилась помощь эльфика, который, взлетев в воздух, схватился за конец веревки и потащил плот на середину реки. Гномыч и мальчик изо всех сил помогали ему веслами. Жутко довольный собой эльфик опустился в центр плота и обмотал веревку вокруг укрепленных рюкзаков.
- Здорово! Молодец! - громко одобрили его друзья.
Подхваченный течением, плот поплыл вдоль зеленых берегов.
- Ура! - закричали мальчик и эльфик.
- Здесь течение еще не очень быстрое. Поэтому нужно просто направлять плот, чтобы его не прибило к берегу. Но все равно, смотрите в оба! Вдруг где коряга или валун, - предупредил их Гномыч.
Плавание было приятным. Оно требовало сил и энергии, но все же было весело и увлекательно плыть по реке, свесив ноги в воду и болтая о том, о сем. Иногда разговор приходилось прекращать, чтобы с силой налечь на весла, преодолевая бурлящий порог или огибая небольшие воронки, которые Гномыч называл "грибами", и которые норовили развернуть плот и заставить его кружиться на одном месте. Эльфику так понравилось его "воздушное" преимущество, что почти все время он проводил в воздухе, летя над плотом и предупреждая о надвигающихся преградах. Изредка он опускался на плот и плыл вместе со всеми, давая отдых уставшим крылышкам.
И все же к вечеру целый день напряженного труда под палящим летним солнцем дал о себе знать. Руки и спину ломило, ноги от долгого сидения в одной позе затекли, приходилось искать более удобного положения и при этом продолжать грести. Все обрадовались, когда Гномыч, наконец-то, объявил привал. Правда, сил выразить эту радость уже не оставалось.
Еле передвигая руками и ногами, мальчик помог Гномычу вытолкать плот на берег. Наскоро вытеревшись и завернувшись в плед, он растянулся на каком-то листе. Последнее, что он воспринял уплывающим сознанием, это малопривлекательное пророчество Гномыча: "Завтра жди дождя".
Однако, первой его мыслью, когда он проснулся, было: "Интересно, а доплыли мы все-таки до Южных ворот или нет?" Он огляделся. Мирно посапывая, эльфик спал рядом. Гномыч сидел к нему спиной и, судя по всему, ловил в увеличительное стекло первые лучи солнца, желая нагреть сухие ветки.
- Доброе утро, Гномыч, - поздоровался мальчик, подойдя к нему.
- Привет, - кивнул гном головой, продолжая пристально следить за черной точкой на дровах, которая уже начинала дымиться, - я думаю, стоит развести костер и погреться перед дождем.
- Ты думаешь, все-таки будет? Небо вроде ясное, - недоверчиво протянул мальчик.
- Конечно будет, - спокойно ответил Гномыч. - И поешь в дорогу хорошенько. Сегодня не будем останавливаться до тех пор, пока будет можно плыть. Оказаться в грозу посередине реки - это ...
Костерок весело разгорался. Посмотрев на него, мальчик вспомнил, о чем думал проснувшись.
- Гномыч, а Южные ворота? Мы доплыли до них?
- Обернись, - гном махнул свободной рукой назад.
Сделав это, мальчик действительно увидел их. Это были обыкновенные, чугунные, литые ворота на белых столбах. Почти такие же, как центральные, но только уже. Для мальчика сейчас они увеличились раз в двадцать. И он взирал на них, как на небоскребы, подернутые вдали голубой дымкой.
- Ух ты! - восхитился он.
Недалеко от ворот река делала крутой поворот почти что на девяносто градусов. И стоя на возвышении, мальчик видел, как она течет с холма, убыстряясь, все вниз и вниз. Отсюда было видно, что, начиная с поворота, течение реки делается более стремительным и бурливым. Повсюду то и дело возникали белые барашки порогов. "Да уж", - на этот раз озадаченно протянул он.
Растолкав эльфика, наскоро собравшись и плотно позавтракав, друзья двинулись в путь. Поворот и часть реки сразу после поворота, где уклон был особенно силен, пороги особенно часты, и вода стремилась вниз шумным потоком, решено было пройти пешком, отбуксировав плот вдоль берега. Для этих целей, рядом с веревкой, за которую эльфик тянул плот в воздухе, привязали запасную и сделали на концах обеих веревок петли.
- Эх, последний пирожок съели, - вздохнул эльфик, впрягаясь в свою веревку.
- Ничего, ничего. В лесу с голода не умрешь, - успокоил его Гномыч, - главное костер развести.
И он потянул за петлю другой веревки, украдкой посмотрев на небо. Мальчик тоже посмотрел вверх. Появилось два - три кучевых облачка, но больше ничего. Правда, несмотря на утро, парило, воздух был весь сжатый, жаркий. Ухватившись за петлю, мальчик пристроился рядом с Гномычем, и они двинулись в путь.
Плотик двигался легко и свободно. Несколько раз они замедлялись, пробираясь по берегу через заросли высокой травы или преодолевая наваленные водой и ветром камни. Но, в целом, плот отбуксировался до нужного места без проблем. Там они тем же способом, что и вчера отчалили от берега, и тут же были подхвачены бурным течением. В этот раз плавание было скорее опасным, чем приятным. Усиленно работая веслами, мальчик и гном прокладывали себе дорогу по реке. Эльфик, держась за веревку, которую он на этот раз не стал складывать, летел наверху и направлял плот по безопасному руслу, ныряя назад-вперед и виляя из стороны в сторону.
К обеду тучи стали сгущаться. Из молочно белых они стали серыми, а потом и вовсе черными. Нависли тяжелой армадой и закрыли небо с востока. Усердно работая, время от времени каждый поглядывал на небо, но никто не хотел останавливаться. Поднялся легкий ветерок, который помогал и мешал одновременно. С одной стороны он подгонял плотик, а с другой - еще больше мутил воду и усиливал волны. Теперь путники уже неслись навстречу надвигающейся грозе, огромными усилиями и чудом уворачиваясь от бурлящих порогов и опасных завихрений. Смотреть по сторонам времени не было. В довершение ко всему плотик просто на глазах стал развалиться, рассыпаться на части. Размоченная водой и ослабленная быстрым течением, веревка из травы стала расплетаться и расползаться на кусочки. В нескольких местах бревнышки отвязались и отошли друг от друга, грозя потоплением.
В ушах у мальчика стучало, сердце бешено колотилось в груди. Судорожно сжимая весло из коры, он думал только об одном: "Как бы не утонуть!" Внезапно в лицо и грудь ему сильно ударил резкий порыв ветра. Краем глаза мальчик увидел, как эльфика отнесло назад, и он, не выпуская веревки из рук, затормозил плотик. Крылышки его безвольно сложились перед ним. Огромная волна захлестнула плот, окатив мальчика и гнома с ног до головы.
- Продолжай грести! Поворачиваем к берегу! Продолжайте! - что есть силы вскричал Гномыч. И мальчик начал усиленно грести. Преодолевая бешеные порывы ветра, эльфик развернулся в воздухе и потащил плотик к берегу. Мигом потемнело, послышались отдаленные раскаты грома. Волны, взбесившись, захлестывали маленький, беззащитный плотик со всех сторон. Река как будто бы не хотела отпускать их. На каждый их рывок вперед ближе к берегу, она отбрасывала их на два назад к середине реки.
- Не бросай весло! Продолжай грести! - кричал Гномыч. Следуя его приказу, мальчик отчаянно греб вперед. И вдруг на секунду ему почудилось разноцветное мерцание в черной воде рядом с плотом. Через минуту он почувствовал, как плотик выкинуло на берег, словно выплюнуло, и потом снова потащило назад. Спрыгнув в воду, он вцепился холодными руками в ускользающие мокрые бревна и потащил их за собой. Гномыч спрыгнул с другой стороны. Втроем они вытянули плотик на берег. И тут хлынул дождь. Огромные капли падали с неба, чуть не сбивая с ног, взрывались на воде и в пыли воронками.
- Быстрее! - мальчик кинулся мокрыми, дрожащими руками вытаскивать рюкзаки, попутно заметив, что где-то успел ободрать пальцы до крови. Гномыч вытянул из горлышка своего рюкзака ножик и перерезал стягивающие багаж веревки. Похватав рюкзаки и спасаясь от дождя, друзья ринулись в ближайшие кусты.


6.

Дождь лил как из ведра. Вверху постоянно грохотало, и мальчик видел сквозь сплошную завесу воды, как молнии то и дело бьют в бушующую реку. Куст, приютивший их, раскинулся над головой подобно шатру. Но и он не мог устоять под напором стихии, и путников заливало то с одной, то с другой стороны. Холодные и мокрые они сбились тесной кучей, прижавшись друг к другу и стараясь сохранить хоть капельку тепла.
Но вот, растратив всю свою мощь, гроза пошла на убыль. Ветер стал стихать, молнии перестали огненными стрелами врезаться в воду и землю. Сквозь сгладившиеся и посветлевшие облака кое-где стало проглядывать заходящее солнце.
Свободно вдохнув свежего, напоенного озоном воздуха, друзья с облегчением вышли из-под своего укрытия. На расчистившемся горизонте солнце ласково прощалось с землей. Казалось, все вокруг наслаждалось наступившим покоем и улыбалось тихой улыбкой.
- Нечего тут рассиживаться, - пробурчал недовольно Эник, с усилием расправляя мокрые, поникшие крылышки. Он пребывал в весьма плачевном состоянии, потому что не переносил воды. Намокнув, он не мог летать и, вообще, чувствовал себя неважно.
- Да, пожалуй, ты прав, - согласился Гномыч, - солнце не успеет высушить берег. Ночью здесь будет мокро и холодно. Лучше вернуться в лес, там сейчас суше. Можно будет найти мягкий и теплый мох под каким-нибудь деревом и заночевать со всеми удобствами.
Мысль о сухом и теплом мхе пришлась мальчику по душе. И согласившись с друзьями, он вместе со всеми повернулся спиной к реке и шагнул в сторону леса. Вытащенный из воды и полуразрушенный, плот так и остался лежать на берегу. "Интересно, останется он на берегу, или вода все-таки доберется до него и смоет в реку. Тогда пиши пропало, - подумалось мальчику, - а ведь он мог бы еще пригодится на обратном пути Гномычу или Энику, или даже мне, если мы так и не найдем никакого волшебника".
- Да, что-то теперь делают мама с папой? - сказал он вслух.
- Ничего-ничего. Самое главное, что ты к ним вернешься. - Заметил Гномыч.
- Да уж навряд ли они мокнут под дождем или спасаются с тонущего плота, - вполголоса пробурчал эльфик.
В лесу действительно было суше. Особенно в местах, где густой подлесок в виде кустов волчьей ягоды, зарослей папоротника и лопухов, плотно закрывал землю. Чем дальше друзья углублялись в лес, тем мрачнее и темнее становилось вокруг. Поначалу солнце еще пробивалось сквозь лапы сосен и густую листву кустов, но чем дальше, тем света становилось меньше, сумерки сгущались. Тень выползла из самой сердцевины чащи и распространилась на весь лес. "И вправду чащоба", - подумал мальчик и поближе придвинулся к Гномычу.
Они брели почти наугад. То и дело спотыкаясь о корни деревьев и перелезая через прижатые к земле ветки кустов. Идти становилось все труднее, а места подходящего для ночлега так и не было видно.
- Давайте заночуем хоть где-нибудь! - взмолился обессиленный эльфик.
- Где-нибудь не получится. - Отрезал Гномыч. - Ведь ты в лесу. Здесь полно всякой живности. Хочешь стать чьим-нибудь ужином?
Эльфик в страхе передернул крылышками и тоже передвинулся поближе к Гномычу. Со всех сторон и вправду раздавались всевозможные звуки. Шорохи, цоканье, чавканье, уханье. Все это порядком действовало на и так расшатанные водным приключением нервы.
- Зря мы пошли в лес, - заметил мальчик.
- Сейчас твой фонарик очень бы пригодился, - почему-то шепотом сказал Эник.
- Да, немного огня нам бы не помешало. Пожалуй, это могло бы нас спасти,- тоже тихо добавил Гномыч. И тут, словно по волшебству, впереди, где-то очень-очень далеко вспыхнул маленький желтенький огонек.
- Пойдем к нему, чтобы это ни было,- решительно заявил Гномыч и прибавил шагу. Эльфик и мальчик бросились за ним следом и, чтобы не отставать, схватили его под локти за руки. В ту же секунду сзади послышалось шуршание. Оно нарастало. Обернувшись, друзья увидели вдалеке целый ряд красных горящих точек, которые быстро приближались к ним.
- Крысы!! - вскрикнули одновременно эльфик и Гномыч и рванули с места. Мальчик, не ожидавший такого поворота событий, рванул по инерции за ними следом, но, запнувшись о корень какого-то растения, он, не выпуская руки Гномыча, растянулся во весь рост. Гномыч шлепнулся рядом и увлек за собой эльфика. Их общий крик потонул в противном визге и свисте, который подняли крысы, то ли услышав их голоса, то ли учуяв, что добыча уже совсем рядом.
- Быстрее! Вставайте! Бежим! - кричали они разом друг другу, стараясь подняться на ноги и поднять другого. Мальчику и Гномычу это удалось, и они в темноте стали тянуть эльфика в разные стороны, помогая ему подняться.
- Отпустите меня! Оставьте! - кричал тот, отбиваясь от них изо всех сил.
- Нет, мы тебя не бросим! - крикнул мальчик и потянул еще сильнее.
- Вы с ума сошли! Вы же меня разорвете! Они уже близко! - взвыл в ужасе эльфик. Сообразив что к чему, Гномыч выпустил руку эльфика, и мальчик рывком поднял его на ноги.
- Бежим! - скомандовал Гномыч, и эльфик с мальчиком, не разжимая рук, бросились наутек. Гномыч бежал впереди напролом, не разбирая дороги, и лишь чудом не падал и не врезался в деревья. Эльфик и мальчик мчались следом.
Крысы нагоняли. Шорох перешел в отчетливый топот десятков лап. Мерзкий визг и щелканье нарастали. И мальчик, казалось, затылком ощущал их зловонное дыхание, видел их красные горящие глаза.
- Боже...этот...день...никогда...не кончится, - пыхтя и задыхаясь, прохрипел эльфик.
- Уже не день...уже ночь, - отдуваясь, возразил ему мальчик.
- Живо! На дерево! - резко оборвал их Гномыч, подбегая к молоденькой блестящей в свете луны осинке. Ловко подпрыгнув, он ухватился руками за толстый, низко расположенный сук. Извернулся, обхватил его ногами и вскоре уже стоял на нем, подтягиваясь к ближайшей ветке и освобождая место следующему. Топот и визг все нарастали.
Собрав последние силы, мальчик кинулся, а не прыгнул вверх. Каким-то чудом уцепился за торчащий сук. Закинув ноги подобно Гномычу, он как обезьяна повис на нем. От напряжения в голове стучала кровь. Сил перетянуть себя и оседлать сук уже не было. Топот и визг были совсем рядом. Внизу в нетерпении приплясывал эльфик:
- Быстрее! Быстрее! Ну, давай же!
От нахлынувшего ужаса мальчика парализовало.
Свесившись с верхней ветки, Гномыч протянул ему руку. Ухватившись за нее, мальчик залез, наконец, на сучок. Тут же на освободившемся крае повис эльфик. А крысы уже напрямую бежали к дереву. Подтянувшись, мальчик залез на следующую ветку. Оглянулся и подал руку, вскарабкавшемуся на сук эльфику. Подтянул его и помог забраться на ветку рядом с собой. Там, где только что стояла нога эльфика, лязгнули крысьи зубы.
- У, гадины! - с отвращением вскрикнул мальчик, а эльфик показал им кулак.
- Давайте, лезьте сюда! - откуда-то сверху крикнул им Гномыч. Задрав головы, они увидели, что он сидит на ветке высоко над землей, и крысам до него точно не добраться. Вскоре мальчики уселись рядом.
Противные животные копошились внизу, повизгивали от нетерпения, вставали на задние лапы, грызли ствол дерева, стараясь добраться до них. Беснуясь все больше, они подпрыгивали, залезали друг на друга, раскачивали осинку в разные стороны. Прижавшись друг к другу, друзья со все возрастающей паникой наблюдали за действиями крыс внизу. Вскочив и схватившись за ствол дерева, мальчик быстро огляделся вокруг.
- Гномыч, гляди, огонек совсем близко, - он показал на желтое теплое пламя, видное сквозь деревья где-то совсем рядом.
- Помогите! - Гномыч повернулся по направлению к огню. - Давайте вместе! Три-четыре.
- По-мо-ги-те! На помо-о-щь! - кричали они вместе. - Сюда! Спасите! Эй!
И вот, в тот момент, когда им уже стало казаться, что все их усилия и крики напрасны, и помощь не придет, темноту ночи под ними прорезал луч света, вынырнувший из-под кустов. Крысы шарахнулись от огня в разные стороны. Но остановились, держась на приличном расстоянии, образуя круг с огоньком посередине. Факел приблизился к дереву, и крысы расступились, освобождая ему дорогу и отступая дальше в глубь и темноту леса.
- Прочь! Пошли вон! Прочь отсюда! - закричали им друзья с дерева.
Факел поднялся выше и осветил троицу на дереве и лицо державшего его. На секунду мальчику показалось, что он видит маску, грубо вырезанную из дерева, если бы не ярко голубые и абсолютно живые глаза, пристально и проницательно взглянувшие на них. Факел снова метнулся в сторону крыс и державший его коротко присвистнул. От стаи крыс отделилась одна и также коротко свистнула в ответ. Удивительный пришелец что-то проскрипел и прощелкал, обращаясь к ней. Крыса резко лязгнула зубами в ответ.
- Он, наверное, знает крысиный язык,- горячо зашептал эльфик в ухо и так догадавшегося мальчика.
Пришелец еще сильнее тряхнул огнем в сторону крыс и на этот раз прорычал что-то угрожающе и с напором. Секунду, крыса вышедшая вперед, молчала. Потом развернулась, коротко взвизгнула и, соединившись со своей парой, побежала прочь от дерева по коридору расступающихся собратьев. Вскоре все крысы одна за другой исчезли в темноте леса, оставляя поле боя и так и не доставшуюся им добычу. Отцепившись друг от друга, друзья вздохнули с облегчением.


7.

- Можете спускаться. Вам больше ничего не грозит, - проскрипел голос внизу.
Спустившись с дерева, мальчик увидел перед собой человечка странного и необыкновенного. Пожалуй, самого странного и необыкновенного из всех, каких ему пришлось за последнее время увидеть. Ростом он был с Гномыча и казался выструганным из дерева. Мальчику сразу вспомнилась сказка про Буратино. Но только нос у этого существа был не длинный и острый, а короткий и обрубленный. Был он не молод, а скорее наоборот. По крайней мере, казался старше Гномыча. На голове у него была коричневая шляпа, сверху вся покрытая мхом. Из-под шляпы торчал росточек, нежный и гибкий, он был весь покрыт зелеными листиками. Мальчик так и не понял, рос этот прутик из шляпы или прямо из головы странного человечка. Одет он был в рубище, сделанное, судя по всему, из коры. Одежда топорщилась на нем и, по мнению мальчика, не могла защитить его ни от дождя, ни от ветра. Из прорезей торчали веточки - руки и ноги. Был он бос, а в руке держал ровно горящую, но не сгорающую щепку. И еще мальчику подумалось, что если бы этот человечек прислонился к дереву, сложил руки-ноги и наклонил голову, прикрывая шляпой ярко-голубые глаза, никто бы никогда его не заметил, а подумал, что это просто нарост на стволе, покрытый мхом с торчащим молодым побегом. Прямо Деревячок какой-то!
Тем временем гном протянул для пожатия Деревячку руку и с достоинством произнес:
- Я - Гномыч, мои спутники - эльф Эник и человеческий мальчик. Мы очень благодарны тебе за спасение.
Пожав руку, Деревячок ответил спокойно и не торопясь:
- Я - лесовик, смотритель и хранитель здешнего леса. Если хотите, можете переночевать у моего костра. Со мной вы будете в безопасности.
И коротко кивнув, он скрылся в ближайших кустах. Друзья молча последовали за ним. Вскоре они вышли на небольшую, кругленькую полянку, почти в центре которой горел приветливый яркий костерок. Подойдя к нему, путники с удовольствием скинули тяжелые и мокрые рюкзаки, вынули и высушили свои вещи и, наконец-то, обсохли сами. Сидя у костра и расправляя вновь засверкавшие крылышки, эльфик сокрушался:
- Как бы мне пригодилась способность летать, когда мы удирали от крыс!
- Н-да, - усмехнулся Гномыч.
- А мне почему-то совсем было не холодно, и что одежда мокрая, я совсем не чувствовал, - заметил мальчик.
- Конечно, так драпали - искры из-под ног летели, - напомнил эльфик. И они все вместе рассмеялись. В воздухе повисла атмосфера облегчения и умиротворения.
- Как же вы оказались в лесу так поздно? И без огня? - тихо спросил Деревячок, но его все услышали. Мальчик увидел как он поднес щепку к огню, и оранжевые язычки с щепки потянулись к основному пламени, прикоснулись и соединились с ним, перетекли в пламя. А целую щепку Деревячок воткнул рядом.
Проследив за его движением, Гномыч рассказал о том, как они попали в шторм, как пережидали грозу на берегу и потом решили найти ночлег в лесу, потому что было уже поздно и холодно, и сыро. Как, заблудившись в темноте, увидели его костер и пошли на огонь. А потом на них напали крысы, а остальное он знает. Слушая, Деревячок бросал внимательные взгляды на остальных путников. И они либо кивали, подтверждая слова Гномыча, либо добавляли свои красочные, запомнившиеся подробности. Выслушав до конца, Деревячок спокойно констатировал:
- Да, вам повезло, что я услышал ваши крики.
- Да мы орали как сумасшедшие! - убежденно вставил эльфик.
- Мы очень благодарны тебе за помощь, - еще раз поблагодарил гном. И мальчик с Эником энергично закивали.
- Но зачем вы вообще покинули ваши дома и отправились в путь? Куда вы идете? - задумчиво глядя в огонь, поинтересовался Деревячок.
- Мы ищем волшебника. Самого великого волшебника. Нам...мне нужна его помощь, - быстро ответил мальчик. Гномыч бросил на него предостерегающий взгляд. Но мальчик продолжал:
- Когда я тебя увидел: то, как ты разговариваешь с крысами, и вообще... Я подумал, что ты и есть он? - закончил он полувопросительно и с надеждой.
- Великий волшебник? - переспросил Деревячок. - Нет, это не я.
И, помолчав, добавил:
- Я знаю языки птиц и животных. Я дружен и умею управлять огнем и растениями. И, все же, я - не волшебник. Это все мои умения. А волшебником, по-моему, является лишь тот, что может сделать что-то большее, чем он просто умеет. Тот, кто решается на что-то большее.
Мальчик слушал, затаив дыхание.
- Понимаешь? - обратился к нему Деревячок. - Я не могу заставить огонь стать водой. Или приказать дереву расти вспять. Это не в природе вещей. Все что я могу - это следовать природе вещей, взаимодействуя с их сутью. Например, я прекрасно понимаю душу огня и могу попросить его не жечь меня.
Тут Деревячок протянул свою руку над костром, и пламя просело под ней. Язычки пламени плясали вокруг, не задевая и не обжигая его руку. Он медленно отодвинул ее и, подняв вверх указательный палец, веско добавил:
- Но бойся играть с огнем, если ты еще не проник в его душу!
Мальчик поежился, прижимая руки и представляя, как больно он мог бы обжечься. Посмотрев на Эника и Гномыча, Деревячок заметил:
- Эльфы и гномы должны понять меня. Ведь их роды проникли в суть и взаимодействуют с душами воздуха и земли соответственно.
Кивнув и задумчиво глядя в огонь, Гномыч переспросил:
- Значит, волшебник - это тот, кто может не только взаимодействовать, но и изменять суть вещей и, следовательно, сами вещи?
- Да, - глядя на него в упор, твердо ответил умный Деревячок.
Эльфик присвистнул.
- Вот поэтому-то волшебник должен быть бесконечно мудр и добр, - добавил Деревячок более мягко. - И поэтому, несомненно, любое волшебство начинается с самого волшебника. Любой волшебник сначала сам превращается и меняется, превращая и меняя свою суть. Чтобы понять и почувствовать каково это.
Мальчик поежился еще сильней, ведь он мог бы рассказать любому волшебнику, каково это - из человека вдруг превратиться не понять в кого: ни человек, ни гном, ни эльф, ни даже насекомое какое-нибудь. "Превратись я в муху, я бы, наверное, забыл, что когда-то был человеком, и мне бы не было так страшно, одиноко и обидно. - Подумал он. - Но все же, кто я теперь?" Он поднял голову и увидел, что взгляды всех обращены на него. Гномыч еще более задумчиво всмотрелся в мальчика:
- Но ведь он уже превратился. Может быть...
- Может быть, - азартно подхватил Эник, - ты можешь превратиться в ... в огромного паука?!
- Нет! - в ужасе вскричал мальчик. - Я хочу остаться таким как сейчас!
- Ну, - разочарованно протянул эльфик, - раз ты не хочешь, - и отвернулся к огню.
Повисло долгое молчание. Каждый думал о своем. Мальчик испытывал чувство недоговоренности. Как будто, то, что ищешь рядом, близко, вот оно - только руку протяни. А протягиваешь и хватаешь пустоту. Что-то он пропустил. О чем там говорил Деревячок? "Любой волшебник сначала сам превращается и меняется..." Он так говорит: любой. Как будто этих волшебников пруд пруди!
Его размышления прервал Гномыч, который, подложив сухую травинку в огонь, задумчиво изрек:
- А ведь бывают и злые волшебники.
- О да, - откликнулся Деревячок, - и это хуже всего. Ведь они знают, каково это - менять свою суть, и если делают это с другими во зло, значит, делают это абсолютно сознательно. А это хуже всего, - повторил он.
- Деревячок, - вклинился в их беседу мальчик, - а ты много волшебников видел?
- Как ты меня назвал? - удивился лесовик.
- Ой, прости. Просто мне показалось, ты похож...как будто ты деревянный, - совсем смутившись под конец, промямлил мальчик.
Лесовик расхохотался громким скрипучим смехом:
- Так меня еще никто не называл! Старым пнем, корягой, лешим. Ха-ха! Пожалуй, мне твое имя нравится!
И отсмеявшись, уже более спокойно ответил:
- Видал парочку. Я ведь давно на свете живу. Ведь я деревянный! - снова расхохотался он.
- А где видел? В этом лесу? - с надеждой спросил мальчик.
- В этом лесу? - по привычке переспросил Деревячок. - Нет. В этом лесу волшебников нет.
Мальчик сник. Дальнейшая беседа потеряла для него всякий смысл. Он ощутил безмерную усталость, и все события этого бурного дня и ночи разом навалились на него. Подумав, он решил последовать примеру эльфика, который давно уже посапывал, уютно завернувшись в сухой и теплый плед. Перекатившись подальше от костра, мальчик погрузился в глубокий и крепкий сон.
Проснулся он оттого, что за ним гнались крысы. Он один мчался по темному лесу во весь дух. А они уже совсем близко, уже настигают его. Впереди забрезжил свет. "Костер!" - вспомнил он во сне. Надо добежать до этого огня, ему очень нужно! Напрягая все силы в последнем рывке, он страстно хотел сделать больше, больше чем он может, чем он умеет! И тут он проснулся.
Глаза, как и прошлым утром, ослепило яркое солнце. Все уже встали. Лесовика не было, а эльфик и гном резали на кусочки грибы и нанизывали их на тонкие прутики, пристраивая у костра.
- Я долго спал? - вместо приветствия, садясь, спросил мальчик.
- Ничего. Вчера все устали. Зато выспался, - улыбнувшись, ответил Гномыч. - С добрым утром!
- С добрым утром. А откуда грибы?
- Это Гномыч с Деревячком сходили, набрали. Я тоже недавно проснулся, - виновато ответил эльфик и, предупреждая новый вопрос, добавил, - а Деревячок пошел за водой к роднику.
Вскоре лесовик вернулся и принес целую фляжку и полный котелок чистой родниковой воды. Позавтракав жареными грибами и травяным чаем, друзья стали собираться в путь. Посоветовавшись с лесовиком, они решили, что пересекут лес и выйдут к Земляничному полю, которое лежит у самой границы Страны на востоке. А там недалеко и до Лисьих холмов. Может, стоит поискать волшебника там, раз уж Деревячок утверждает, что в лесу его точно нет. Лесовик вызвался провести их через Чащобу к Земляничному полю.

Солнышко ласково светило с ярко-голубого неба. Теплый ветерок обдувал, принося с собой терпкие ароматы душистых трав и цветов. Птицы щебетали в вышине. Идти было легко и просто. Лесовик вел их одному ему известными тропинками, минуя непролазные дебри кустов и заросли густой травы. Мальчик шагал следом, наслаждаясь хорошей погодой и ощущением легкости и сытости. Которые начинаешь ценить, лишь испытав определенные невзгоды и лишения.
Вскоре, миновав густой подлесок, они вышли в тенистый и просторный сосновый бор. Солнце пробивалось сквозь ажурную крону сосен и елей, бросая на землю живописные яркие пятна. Вся земля была усыпана желто-зелеными иголками. Кое-где из земли торчали узловатые корни. Мальчику казалось, что он идет по огромному залу, минуя величественные колонны. Когда он поднимал голову вверх, то видел, как головокружительно высоко раскинули сосны свои мощные пушистые лапы. Голова еще немного кружилась и от воздуха - мягкого, теплого, сладкого, напоенного ароматами смолы, коры и хвои. Эльфик перелетал от дерева к дереву, допрыгивая иногда до зеленых пушистых веток. А один раз принес мальчику малюсенькую зелененькую шишку. За что его сейчас же отругал Гномыч. Но старые шишки были слишком большие и тяжелые, чтобы их нести с собой, и мальчик, подмигнув эльфику, быстро спрятал молоденькую шишечку в рюкзак. Пусть останется на память.
Гномыч и Деревячок почти всю дорогу вели обстоятельную и спокойную беседу. Разговор то замолкал, то возобновлялся вновь. Деревячок рассказывал разные случаи из жизни, которые происходили то за этим поворотом, то в этом овраге. Казалось, он знает здесь все и вся. Каждое дерево, каждую травинку. А Гномыч время от времени прикидывал какой дом для семьи гномов можно построить в том или ином дереве.
Пару раз они видели белок, стремительно летящих с одной ветки на другую. За весь день они сделали две остановки. Одну на обед, чтобы подкрепиться остатками грибов, а вторую ближе к вечеру, чтобы попить и дать чуть-чуть отдохнуть уставшим ногам.
К вечеру Деревячок снова вывел их на маленькую полянку. И вновь мальчик поразился его умению обращаться с огнем. Сунув руку за пазуху, Деревячок как по волшебству вынул оттуда крохотный язычок пламени, который он пересадил на сложенные в кучу сухие ветки. Язычок разыгрался и растанцевался на ветках, превращаясь в костер, который освещал и давал тепло всем сидящим вокруг.


8.

Утром, проснувшись рано, путники позавтракали припасенными еще вчера вечером грибами, неторопливо собрались и двинулись в путь. Оказалось, что место их ночлега располагалось на вершине большого отлогого холма. Вечером подъем был не заметен, а сегодня утром путь все время лежал с горки вниз.
Через некоторое время друзья остановились у края леса. Глазам их предстала заманчивая картина. Прямо под ними лежало большое, залитое солнечным светом и поросшее кустиками земляники, поле. Вблизи кое-где из-под ярко-зеленых листьев выглядывали красные и желтые конусы ягод. Вдалеке в голубой дымке лежали высоченные холмы, по склонам которых рос темно-зеленый, густой кустарник.
- Здесь мы попрощаемся, - спокойно сказал Деревячок. - Я вывел вас из леса, как и обещал. Мне надо возвращаться.
Гном, эльф и мальчик с теплотой посмотрели на этого мудрого и доброго лесного жителя, который стал им хорошим надежным другом.
- Уж и не знаю, как тебя благодарить за все, - нарочито спокойно сказал Гномыч, не желая казаться растроганным. - Если будешь в наших краях, знай, что в доме гномов тебе будут всегда рады. Если понадобится, поможем, чем сможем.
- Что ж, спасибо на добром слове, - Деревячок пожал протянутую Гномычем руку. - Удачи вам!
- Спасибо! - одновременно ответили эльфик и мальчик.
Напоследок лесовик оглянулся:
- Будьте осторожны с лисами. Никогда не знаешь чего от них ждать.
И пошел вглубь леса. Друзья постояли, посмотрели ему вслед и, спустившись со склона, вступили на земляничное поле.
- Надо же! Целое поле полное земляники! - восхитился мальчик, равняясь с первым кустиком, который был чуть-чуть повыше его. Огромная сочная ягода висела прямо перед носом. Обхватив ее по бокам обеими руками, мальчик потянул ее на себя. Земляника не желала отрываться. Эльфик подлетел и обхватил мальчика сзади за пояс. Вместе они потянули, и с хлопком ягода оторвалась. С хохотом они завалились на спину.
- М-м, вкуснятина! - сказал мальчик, прожевывая и глотая сочную сладкую мякоть.
- Точно! - подтвердил эльфик, откусывая с другой стороны.
- Надо попробовать, - решил Гномыч, глядя на них. И, достав из рюкзака ножик, легко отрезал кусочек от ближайшей ягодки.
- И правда, очень сладко, - подтвердил он, закрывая глаза.
Весь день брели они по земляничному полю, лакомясь вкусными, спелыми ягодами. Мальчик и эльфик дурачились, иногда затевая игру "в догоняшки", иногда улепетывая от какого-нибудь страшного жука, проползавшего мимо и абсолютно не обращавшего на них внимания. Гномыч целенаправленно шел вперед, с понимающей улыбкой поглядывая на них.
- А вот интересно, - сказал эльфик, перепрыгивая с одной склоненной ягодной головки на другую, - если Самый великий волшебник живет здесь, на земляничном поле, как мы это узнаем?
Мальчик, прислушавшись, перешел с бега на шаг.
- А действительно, - обратился он к Гномычу, - ведь здесь спросить не у кого, и нигде не весит указатель "Внимание, через 50 метров поворот к волшебнику"! Нигде не видно ни замка, ни дворца, ни даже дома. Ведь должен же он где-то жить?
- Да вы так шумите, - улыбнулся Гномыч, - что вас даже насекомые стороной обходят, - он махнул в сторону проворно перебирающего тонкими лапками муравья. - А уж такой великий и могущественный волшебник давно бы нас заметил.
- Так почему же он до сих пор не вышел к нам, - огорчился мальчик.
- А может быть, он не понимает, не знает, что мы его ищем. Сидит себе, например, спокойно чай пьет. Ну, шумит себе кто-то и шумит, - сделал предположение эльфик.
- Точно! - с готовностью согласился мальчик. - А давайте его позовем! Будем кричать, он нас и услышит. Услышал ведь нас Деревячок.
Гномыч остановился, размышляя над предложением. Эльфик спрыгнул на землю, встал рядом с ними.
- А что, давайте попробуем, - неуверенно согласился гном, - вдруг сработает.
- А как кричим? Волшебник? "Самый великий волшебник" кричать как-то длинно, - заметил мальчик.
- Хорошо, давайте так. Три, четыре! - скомандовал Гномыч.
И трое друзей снова все вместе во весь голос закричали:
- Вол-шеб-ник! Сюда! Мы здесь!
Остановились, подождали и закричали снова.
Через некоторое время до их слуха донеслось возбужденное тявканье. Мальчик и эльфик озадаченно уставились друг на друга. И тут на них обрушилось что-то бурое, тяжелое и пушистое. Напрыгнуло, отпрыгнуло назад, призывно и пронзительно взвизгнуло. Обернувшись, друзья увидели, что они окружены кольцом тявкающих светлобурых лисят. Через секунду над лисятами нависли две взрослые лисицы, более яркие и осторожные.
Молча оттеснив назад шумных щенят, лис и лисица стали настороженно обходить кругом свою добычу, пристально вглядываясь и принюхиваясь. Друзья встали спиной друг к другу, взявшись за руки и напряженно ожидая, что же будет дальше.
- Вот и докричались, - сокрушенно прошептал Гномыч.
- Кто же знал, - сделал попытку оправдаться мальчик, от волнения вскрикнув на первом слоге и перейдя на свистящий шепот на последнем.
Тут большой лис припал на передние лапы, как бы готовясь к прыжку, и отчетливо тявкнул. Большая часть лисят замолчала. На оставшихся тявкнула лисица, и воцарилось молчание. Подползя к мальчику, лис заглянул ему в лицо темными и удивительно умными глазами. Мальчик увидел как замер его хвост, шерсть на загривке встала дыбом, а морда стала приближаться к нему все ближе и ближе. От испуга он зажмурился, стиснул руки и съежился, вжимаясь в друзей. Эльфик и Гномыч крепко держали его за руки, прикрывая с боков и пытаясь потихоньку отступать назад. Два раза прямо перед его лицом с шумом втянули и выдохнули воздух, обдавая теплым и влажным дыханием. И потом он услышал негромкий и отрывистый лай. Эльфик дернул его за руку, и мальчик осмелился приоткрыть один глаз. Лис спокойно сидел на почтительном расстоянии от него и пролаял коротко и отрывисто еще раз. Казалось, он обращается к нему. Больше всего на свете сейчас мальчику захотелось понять, чего же хочет от него этот странный зверь. Может быть, тогда все обойдется?
И внезапно для себя, он вдруг понял все, что ему говорит этот лис. От неожиданности он даже разжал руки и отпустил Эника с Гномычем.
Лис посмотрел на него еще раз с терпеливым сожалением и повторил свой лай. Не зная точно, как отвечать. Может быть, надо лаять? Мальчик ответил:
- Да, я человек, но только очень маленький.
- Разве люди такие бывают? Ты пришел специально, чтобы причинить нам вред? - спросил лис.
Уже более уверенно, видя, что звери его понимают, мальчик воскликнул:
- Что вы! Я совсем не хочу вам вредить! Честно.
Лисий хвост шевельнулся. Лисица вышла из-за спины друзей и села рядом с лисом.
- Зачем вы тогда здесь? Что вы здесь делаете? - спросила она.
- Мы ничего не делаем. Мы ищем волшебника, - ответил мальчик.
- Волшебника? - переспросил лис. - А что это?
Больше удивить мальчика было уже нельзя, но он был просто ошарашен. Он растерянно посмотрел на эльфика и гнома.
- А мы надеялись, что вы нам скажете, где его искать, - пролепетал Эник.
- Мы? - удивилась лисица. - Нет, мы никогда не встречали лиса с таким странным именем. Как вы сказали его зовут?
- Да нет же, это не лис, - вскричал мальчик, - это человек. Человек, который... - и тут он задумался, посмотрев на Гномыча.
Кто же такой волшебник? Он задумался об этом в первый раз. Ему вспомнилось, что говорила об этом маленькая русалочка, мудрый Деревячок и старый Дедушка-гном.
- Волшебник, - начал он неуверенно, суммируя в уме все, что ему удалось вспомнить и понять, - волшебник - это тот, кто принадлежит сам себе и не зависит от стихий и породившего его начала. Он свободен и, потому, всемогущ. Он всегда решается на что-то большее, чем он просто умеет. И еще, он знает суть вещей и может ее менять, потому что он познал и изменил собственную суть! Вот.
Закончил мальчик уверенно и на одном дыхании. Он сам не ожидал от себя такого. Но вот как, оказывается, это было важно для него! Эльфик и Гномыч взирали на него в немом восторге. Общее молчание нарушил звук зевка. Лис клацнул зубами, закрывая пасть, потянулся и побежал трусцой к лисятам. Лисица, коротко тявкнув "пока!", последовала его примеру.
- Обалдеть, - выразил общее настроение эльфик, переводя взгляд с мальчика на удаляющихся лисов.
- Ну, что будем делать? - спросил мальчик.
- Да, лисы оказались не столь осведомлены, как нам хотелось бы, - сказал Гномыч, наблюдая за группкой резвящихся щенков.
- А может быть, они специально нам ничего не говорят. Претворяются ничего не знающими, а сами оберегают волшебника! Чего они такие подозрительные! Вред, видите ли, им хотят причинить! - встрял Эник. - Все знают, что лисы очень хитры.
Гномыч скептически покачал головой:
- Либо волшебник действительно здесь не живет, либо лисы действительно ничего о нем не знают. Потому что...
- Потому что им это попросту не интересно, - поддержал его мальчик.
- В любом случае, - продолжал Гномыч, - нам стоит держаться к ним поближе. Попытаемся выяснить что-нибудь, поговорим. И, вообще, надо осмотреться, - подытожил он. Друзья согласились с ним, и все вместе они направились вслед за пушистой компанией.
Удивительно, но лисицы сразу приняли их и даже согласились пустить путников на ночлег. Видимо, выслушав тираду мальчика, они убедились в их полной безопасности и неспособности незнакомцев посягнуть на лисьи интересы.
- Только держитесь подальше от лисят, - посоветовал большой лис. - Они еще совсем юные и неосторожные. Сами того не зная, могут навредить вам.
Вняв совету, мальчик и гном держались чуть в стороне от резвящейся ватаги бурых поджарых щенков, предпочитая следовать за спокойной рыжей лисицей. Эльфик же, решив, что их зря запугивают, затеял шумную и озорную игру. Взлетал вверх над лисятами, кружил над их головами, обгоняя и дразнясь. Лисята взвизгивали и тявкали. Соревнуясь, пытались в прыжке поймать его лапами или, как думал эльфик, "в шутку" зубами. Так продолжалось до тех пор, пока Эник не увидел, как двое лисят, поймав бабочку, в драке чуть не разодрали ее на части, вырывая друг у друга из пасти. И как победитель, самый задиристый лисенок, которого все звали Забиякой, с хрустом съел ее.
Переждав на верхушке куста, когда лисята уйдут вперед, эльфик присоединился к своим более благоразумным и не умеющим летать друзьям.
- Это щенки совсем еще глупые. И поднимают шума больше, чем мы, - проворчал он им вслед.
Гномыч заметил, усмехнувшись:
- Зато теперь ты знаешь, что, хотя бы в этом, нас не обманули.
Эник скроил недовольную мину и зашагал дальше молча.
Через некоторое время все трое разом услышали позади отчетливый шорох и обернулись. Припадая на передние лапы, за ними полз самый маленький и пушистый лисенок. Увидев, что его обнаружили, он замер и округлил, без того круглые, бусинки-глаза.
- Если хочешь, чтобы тебя не заметили, прижми зад, - бросил эму эльфик и, развернувшись, зашагал дальше.
- Это Простак, его можно не бояться, он безобиден, - сказал он своим друзьям.
- Не такой уж и простак, - на этот раз проворчал Гномыч, - я совсем не заметил, как он подкрался сзади.
Посмотрев, как Простак послушно прижался к земле, Гномыч развернулся и пошел вслед за Эником. Мальчик остался стоять, разглядывая симпатичного маленького лисенка. Было видно, что он нисколечко не боится и ничего не замышляет, во всем его облике читалось лишь затаенное любопытство и удивление. Мальчик сделал шаг вперед, лисенок подполз на два. Абсолютно как и его отец до этого, он два раза втянул воздух прямо перед лицом мальчика.
- Ты чего? - удивился тот.
- Я никогда раньше не встречал человека так близко, - у лисенка был тонкий нежный голосок. - Папа всегда прячет нас в нору, если кто-то вдруг забредает в нашу часть парка.
- Понятно. Можешь обнюхать меня, если хочешь, - милостиво согласился мальчик.
От радости лисенок, который был раза в три больше мальчика, ткнул его носом прямо в живот. Не устояв, мальчик упал.
- Ой, - огорчился Простак, - вот всегда так со мной. Ты не ушибся?
- Нет, что ты, все в порядке, - заверил его мальчик, вставая на ноги. - Тебя что и вправду зовут Простаком?
- Да, - вздыхая и садясь на задние лапы, ответил лисенок. - Мои братья и сестры считают меня слишком простым, слишком доверчивым. Понимаешь?
- Понимаю, - ответил мальчик. - А что говорят твои мама и папа?
- Они меня, конечно, любят. Но советуют набираться опыта и больше тренироваться. Поэтому я и решил обнюхать тебя хорошенько и запомнить запах человека. Вдруг пригодиться, правда?
- Да, конечно пригодится, - согласился мальчик.
- А еще я тренируюсь незаметно подкрадываться. Раньше у меня это не очень получалось.
- О, теперь это у тебя получается гораздо лучше! - заверил его мальчик. - Если бы не один единственный шорох, мы бы и не поняли, что ты ползешь сзади.
Лисенок упрямо тряхнул головой:
- Скоро меня никто не услышит. Даже папа.
- Может, догоним остальных, - предложил мальчик, которому эльфик и гном уже делали знаки. И Простак с мальчиком продолжили путь бок о бок.
- Слушай, - решил расспросить мальчик, - ты никогда не встречал никого, похожего на меня, но только умеющего делать всякие волшебные штуки?
- Я видел людей издали, но они во много раз больше тебя. В основном, они просто ходят. Или бегают, если это дети людей. Да! Они умеют доставать огонь из маленьких серебристых штучек, - воскликнул лисенок.
- Не, - отмахнулся мальчик, - это я знаю. А, может быть, здесь живет кто-нибудь поблизости очень сильный и могущественный. Может быть, кто-то, кого все боятся? - с надеждой спросил он, решив зайти с другой стороны.
- Вообще-то, - поразмыслив и доверительно понизив голос, сообщил ему лисенок, - к нам иногда прибегает Чернолапый.
- Что за Чернолапый? - придвинувшись к лисенку и тоже шепотом, спросил мальчик.
Взволновано округлив глаза, Простак начал рассказывать:
- Давным-давно, когда меня, моих братьев и сестер еще не было, кажется в начале прошлой весны, за мамой по обычаю ухаживало несколько лисов. Все они были смелые и отважные, но папа всех победил. Среди них был и Чернолапый. Он долгое время считался самым быстрым и мощным лисом в Большом лесу, но сейчас он уже стар. Чернолапый остался один и не простил Светлоухому, моему папе, его победы. Может быть, ты заметил, что у моего отца уши чуть светлее, чем морда? Так же, как и у меня? - с гордостью спросил Простак.
- М-м, наверное, - неопределенно протянул мальчик.
- Так вот, - продолжал лисенок, - чтобы избавиться от преследований Чернолапого и обеспечить нам пропитание, родители перебрались в этот парк. Папа говорит, что здесь полно мышей, а еще за Северными воротами есть настоящая свалка и там всегда можно много чем поживиться! - в восторге закончил лисенок.
- Да-а, повезло, - без энтузиазма согласился мальчик. - А как же Чернолапый?
- А, он! - вспомнил лисенок. - Он стал пробираться к нам. Мы ведь живем практически у самой ограды, чтобы не терять связи с Большим лесом. Мама говорит, что зимой нам надо будет туда вернуться, чтобы начать самостоятельную жизнь и завести свои семьи. А Чернолапый приходит и начинает задирать отца, вызывает его на бой. Я думаю, он очень сильный и страшный, - закончил он.
- Не переживай, - успокоил его мальчик. - Светлоухий кажется здоровым и сильным зверем. Он защитит вас!


9.

Тем временем вся большая и шумная компания вышла к холмам. Земляничное поле с его светом и ароматом осталось позади. Солнце устало клонилось к западу. Наступал тихий спокойный летний вечер.
Миновав несколько холмов, путники, наконец, вышли к лисьему логову. Со всех сторон этот холм окружали неравномерные заросли кустарника. О том, что здесь живет целое семейство лис, можно было бы и не догадаться, если бы не жуткий запах и полусгнившие остатки пищи, во множестве разбросанные повсюду. Светлоухий нырнул в кусты, и следом за ним скрылось все его семейство. Постояв немного, друзья последовали за хозяевами. Пройдя по еле заметной тропинке через кусты, они вышли к большой круглой норе. Потоптавшись чуть-чуть у входа, гости сделали несколько шагов внутрь. Тут же их окутала темнота и духота. Запах усилился.
- Нет, я больше не могу! - зажав нос, со сдавленным криком эльфик пулей вылетел на относительно свежий воздух. Гном и мальчик с облегчением повернули за ним следом.
- Нет, ночевать там невозможно, - согласился с Эником мальчик, - ужасный запах и темнота - хоть глаз коли!
- Н-да, - протянул Гномыч.
- Нет, это что же такое! - разбушевался Эник. - Развели грязищу! Где это видано? Да эти лисы не только глупые, так еще и нечистоплотные!
- Уж ты определись, - улыбнулся Гномыч, - кто они: хитроумные обманщики или глупые грязнули?
Эльфик продолжал возмущенно фыркать.
- Тиш-ш-ше! - шикнул на него мальчик, которому показалось, что в темноте норы что-то мелькнуло, - еще услышат, обидятся!
Тут из норы наполовину показался Простак.
- Вы чего тут стоите? Не заходите? - спросил он.
- Ты знаешь, лисенок, - обратился к нему Гномыч, - мы, наверное, заночуем где-нибудь рядом, на открытом воздухе.
- Понимаешь, в норе слишком темно. Мы ничего не видим, - пояснил ему мальчик. Эльфик возмущенно фыркнул.
- А-а-а,- удивленно протянул Простак, - если вам нужен свежий воздух ночью, то вы можете переночевать у выхода на противоположной стороне.
Он выскользнул из темноты входного отверстия.
- Я вам покажу, - и лисенок, огибая холм, направился к его противоположной стороне.
- Этим выходом мы не пользуемся. Там кусты растут сверху на холме, а у подножия нет. Корни сверху мешают вырыть по-настоящему удобный лаз, - объяснял им Простак по дороге. - Пришлось родителям его бросить и вырыть третий, удобный и широкий.
И правда, вскоре путники оказались перед невысокой, продолговатой дырой в самом основании холма. Сверху нора была прикрыта свисающими ветвями кустарника и выходила на гладкую, ровную и, самое главное, чистую площадку. Обернувшись, мальчик увидел вдалеке парковую ограду. В лицо ему дунул ветерок, принеся с собой будоражащие запахи живого леса. Мальчик закрыл глаза и представил себе сумрак и прохладу лесной ночи. Гигантские деревья возвышаются повсюду, сплетая свои кроны и корни в непролазные гущи. И где-то там в этих непроходимых чащах бродит одинокий старый лис. У него черные лапы и глубокие, горящие ненавистью и жаждой мести, черные глаза. Мальчика охватило странное смешанное чувство жалости и отвращения, страха. Б-р-р-р! Он сбросил с себя нахлынувшие образы и повернулся к друзьям.
Оказалось, что внутри лаз расширялся, но ближе к выходу весь был опутан корнями, и сделать его более широким, наверное, было очень трудно. Трое друзей без труда выходили и заходили внутрь. Лисенок мог протиснуться в одиночку и весь сжавшись. Взрослый лис не за что бы сюда не залез.
Разложив свои вещи внутри у самого выхода, путники присели на край норы и предались позднему и долгожданному ужину. Уплетая припасенные грибы и запивая их чистой водой из фляги, друзья обсуждали события прошедшего дня и строили планы на завтра. Нужно было обязательно добраться до Северных ворот. Может быть волшебник где-то там? А если нет, то...Но об этом даже думать не хотелось.
Лисенок сидел в стороне, аккуратно сложив лапы и прикрыв их пушистым хвостом с белым кончиком. Он внимательно слушал и наблюдал за друзьями. Заметив это, мальчик решил подбодрить Простака:
- Ты очень хороший, лисенок, добрый и дружелюбный. А это редкие качества.
- И вправду, - подхватил, подобревший после ужина эльфик, - ты очень милый.
Лисенок шевельнул хвостом и громко зевнул, видимо скрывая смущение.
- Отец не будет тебя ругать, за то, что ты показал нам этот ход? - спросил мальчик.
- Нет, не будет, - откликнулся Простак и, еще раз зевнув, добавил, - мне уже пора! Отец сейчас отправиться на ночную охоту. Он часто по ночам устраивает набеги на свалку. Поэтому мне надо вернуться в нору до его ухода.
- Тогда, спокойной ночи! - пожелал ему Гномыч.
- Спокойной ночи! - вежливо ответил лисенок и бесшумно исчез в кустах на холме.
- Все-таки, действительно, он очень милый, - сказал сам себе мальчик, - зря они называют его Простаком.
- Нам, пожалуй, тоже пора спать, - зевая, заметил эльфик.
И друзья, закутавшись в пледы, удобно устроились в норе рядом со своими вещами.

"Все-таки, как только я уменьшился, мне постоянно снятся до жути странные сны", - подумал мальчик во сне. Ему снилось, что свет, смотревшей прямо на него луны, загородили две темные колонны. Приглядевшись, мальчик понял, что это никакие не колонны, а две черные неподвижные лапы. Подобно тюремным решеткам перегородили они выход из норы, их черные неподвижные тени пересекали озаренные лунным светом тела и лица спящих друзей. Абсолютная тишина и притаившаяся сосредоточенная неподвижность. Что-то шевельнулось, пробудилось глубоко в мальчике. Какое-то воспоминание, какое-то странное смешанное чувство овладело им, заставляя тоже не шевелиться, притаиться, замереть на грани сна и реальности.
И вдруг с тихим и угрожающим рычанием лапы метнулись вперед и вверх, отпрыгнув от входа. Мелькнули жесткие грубые когти, с глухим звуком вспоров плотную, спрессованную почву перед норой. Комья земли, взлетев, упали мальчику прямо на лицо. И тут он окончательно понял, что проснулся.
Мальчик осторожно сел, все еще стараясь производить как можно меньше шума, и тщательно кулаками потер себе оба глаза. Нет, это все-таки не может быть правдой! И чтобы удостовериться в этом, он потихоньку вылез из пледа и из норы.
Прямо напротив него на холме стояли, ощетинившись и издавая утробное рычание, два огромных зверя. Светлоухий и лис с мощными длинными лапами. "Чернолапый!" - сразу догадался мальчик. В жизни он совсем не производил жалкого и немощного впечатления. А наоборот, был он грозный и очень опасный. Темнота глубокой ночи и яркий свет полной луны окрашивали всю картину в контрастные черно-белые оттенки. Словно в замедленном сне мальчик видел, как ветерок колышет блестящую шерсть, как осторожно передвигаются лапы, как искажены и ощерены в угрозе пасти. Казалось, сейчас наступил решающий момент их противостояния, сейчас решается главное в судьбе каждого из противников. Или да, или нет.
От увиденного у мальчика мурашки поползли по спине. И в этот миг Чернолапый нанес первый удар. Мощным стремительным движением он напрыгнул на Светлоухого и попытался укусить его за загривок, подмять его под себя. Раздался визг, и Светлоухий, сбросив соперника, отпрыгнул в сторону. И затем, не дожидаясь больше его ударов, сам атаковал. Сцепившись в яростной схватке, слившись в один извивающийся клубок, лисы кубарем покатились вниз с холма, прямо на мальчика. Отбежав в сторону, он в величайшем волнении наблюдал за поединком. Всматриваясь в смешение хвостов, лап и зубов, он пытался понять, кто же все-таки побеждает. И вдруг в одну секунду он понял, что Светлоухий повержен. Чернолапый придавил его передними лапами и уже силится сомкнуть пасть на горле противника, преодолевая его отчаянное сопротивление. Внезапно из ближайших кустов выпрыгнул маленький пушистый лисенок и набросился сзади на Чернолапого, впиваясь мелкими острыми зубами ему в загривок. Мальчик не поверил своим глазам, до этого момента он лисенка не видел.
Не ожидая нападения со спины, Чернолапый разомкнул пасть на горле полупридушенного противника и изогнулся, пытаясь скинуть досадную помеху со спины. При этом он еще больше навалился на несчастного Светлоухого. Больше мальчик не мог оставаться безучастным. Мгновенно сообразил он, что если ничего не сделать, то может пострадать или вообще погибнуть этот маленький, беззащитный, но бесконечно отважный и верящий в себя лисенок. В безрассудном ослеплении с диким криком схватил он первую попавшуюся палку и кинулся с ней наперевес на Чернолапого. Сбоку раздались протестующие крики проснувшихся друзей. Все, что он смог сделать, это, подбежав к Чернолапому, ткнуть его раздвоенным концом палки в бок. Но и этого оказалось достаточно. Поняв, что преимущество не на его стороне, Чернолапый круто изменил тактику. Грубо стряхнув с себя настырного лисенка, так что Простак кубарем скатился с него и шмякнулся на утоптанную площадку, лис отпустил Светлоухого и рванулся вперед, желая покинуть поле боя. Но минутного послабления было достаточно, чтобы Светлоухий изловчился и вцепился в мелькнувшую над ним заднюю лапу противника. Вложив все свои силы в этот укус, Светлоухий отчаянно сомкнул челюсти. Раздался хруст, Чернолапый пронзительно взвыл и что есть сил рванул вперед. Сзади раздался топот и тявканье приближающихся лисят. Рыжая лисица одним прыжком оказалась рядом с мужем, но Чернолапый был уже далеко. Трижды взлаяв, она пронзительно взвыла ему вслед: "Прощай навсегда, негодяй!"
Отплевываясь и откашливаясь, Светлоухий побежал по следу побежденного противника, обнюхивая темные, резко пахнущие капли на земле и на траве. "Наверное, это кровь", - потрясенно подумал мальчик и осознал, что он все еще стоит, сжав кулаки и намертво вцепившись в палку. Эльфик и гном подошли к нему и встали рядом. Гномыч осторожно вынул палку у него из рук и откинул ее в сторону.
Вернулся Светлоухий и удовлетворенно объявил всем, что Чернолапый серьезно ранен и навряд ли решится сунуться еще раз. Новость была встречена радостным тявканьем. Облегчение теплой волной окутало мальчика и, разом почувствовав себя лучше, он обернулся в поисках Простака. Лисенок сидел чуть в стороне, целый и невредимый, аккуратно сложив лапы и прикрыв их пушистым хвостом. Подойдя к нему, Светлоухий опять обратился ко всем:
- Слушай меня, семья! Отныне этот лисенок зовется не Простаком, а Отважным!
Потом лизнул его прямо в нос.
- Поздравляю тебя, дорогой, - лисица нежно ткнула сына в бок.
- Вот теперь..., вот это справедливо! - губы мальчика сами собой расплылись в широкой довольной улыбке. Аплодируя вместе с друзьями, он с одобрением наблюдал как братья и сестры с радостным тявканьем возбужденно напрыгивают на лисенка, толкая и топча счастливого победителя.


10.

На следующее утро невыспавшиеся, но довольные, друзья доедали остатки своих припасов. Мальчик уже в сотый раз рассказывал восторженному эльфику, как он проснулся, как увидел Чернолапого, как потихоньку выбрался и наблюдал за боем, как испугался за Простака и решил во чтобы то ни стало помочь ему.
- Ух, здорово ты дал этому лису! - возбужденно восклицал Эник. - Представляешь, а мы проснулись, тебя нет! Снаружи какой-то шум непонятный. Мы выскочили, а ты уже на этого Чернолапого наперевес мчишься. Ну и вид же у тебя был! - эльфик все никак не мог успокоиться.
- Надеюсь, нам попадется источник где-нибудь по дороге, - вполголоса заметил Гномыч, переворачивая флягу горлышком вниз. Из нее не вытекло ни капли.
- Может, попросим воды у лисиц? - предложил мальчик.
- Да ты что?! - Эник с возмущением уставился на него. - Ее же наверняка пить нельзя!
- Нет, лисья еда нам не подойдет, - покачал головой Гномыч.
И тут, как всегда во время, появился лисенок. Он просунул голову в проем норы. Вид у него был довольный.
- Отец берет меня с собой. Он разрешил мне проводить вас до Северных ворот, - радостно протявкал он.
- Правда? Вот здорово! - обрадовался мальчик.
Через несколько минут неразлучная троица выдвинулась в путь, сопровождаемая важно вышагивающим большим лисом и деловито снующим туда-сюда маленьким лисенком. Северных ворот они достигли за несколько часов. Сначала они постоянно огибали или взбирались на холмы, а потом вышли к ограде. И до самых ворот шли вдоль нее. Нигде не встретили они признаков пребывания волшебника. И вообще какого-либо разумного существа. Насекомые спешили по своим дневным делам, птицы щебетали в вышине, за оградой жил своей жизнью Большой лес.
Всю дорогу мальчик наблюдал за Отважным. Как он изменился. Как стал уверен в себе. Как спокойно вышагивал рядом с отцом, копируя его движения и повадки. Он вспомнил своих родителей. Мама, папа...Что они сейчас делают? И тут он понял, что уже давно не вспоминал про них. Неужели он стал их забывать? Нет, не может быть! А что, если он так и не найдет волшебника, не вернется домой? Об этом даже подумать было страшно, не то что представить. А ворота все ближе и ближе. Путь сокращается. От ворот рукой подать до дерева гномов. Круг замыкается: они возвращаются туда, откуда пришли.
Северный выход из парка оказался такой же, как и Южный. Кованые створки на белых столбах. Путники остановились в стороне от них. Не было смысла приближаться к ним вплотную. Эльф, мальчик и гном развернулись и посмотрели на своих провожатых. Лисенок сел, аккуратно сложив лапы, белый кончик пушистого хвоста чуть подрагивал.
- Я рад, что мы вас встретили, - сказал Светлоухий. - Ты очень помог нам сегодня ночью, - обратился он к мальчику.
- Да ладно, чего там, - отмахнулся тот. - Главное, что все хорошо закончилось, и никто не пострадал.
- Ты прав, - согласился лис, глядя на мальчика, - но не каждый бы рискнул собою, чтобы помочь. А иногда очень важно - рискнуть.
Мальчик кивнул ему и посмотрел на лисенка. Отважный смотрел на него очень серьезно.
- До свидания, лисенок, - сказал ему мальчик. - Может быть, еще увидимся.
- До свидания, - ответил тот. - Мой отец всегда прав, запомни его слова.
Мальчик кивнул и ему тоже, развернулся и пошел прочь от ворот. Гномыч и Эник, попрощавшись с лисами, молча последовали за ним. Отойдя на приличное расстояние, мальчик обернулся. Лисиц уже не было. На том месте, где они недавно сидели, даже трава была не примята. Отвернувшись, мальчик зашагал еще быстрее. Слезы наворачивались на глаза, душили. Но он изо всех сил боролся, ожесточенно сдерживая их.
- Эй, что с тобой? Остановись! - легко пролетев над ним, эльфик возник прямо перед носом.
- Ничего, - буркнул тот и хотел обойти Эника, но Гномыч положил ему руку на плечо.
- Подожди. Что случилось?
- Ничего не случилось, - еще глуше буркнул мальчик, остановился и уставился в землю.
Повисла тишина. Мальчик поднял глаза. Друзья молча смотрели на него, скрестив на груди руки.
- Ну как вы не понимаете, - сказал он, - вот именно, что ничего не произошло. Ничего! Мы никого не нашли. Никакого волшебника нет, и мне никто не поможет! Я навсегда останусь таким и ... - он уже почти кричал, и у него не хватило духу продолжить.
Друзья слушали, опустив руки, с вытянутыми расстроенными лицами. По лицу эльфика было видно, что этого он никак не ожидал. Он не задумывался еще о результатах, и слова мальчика сейчас ошеломили его. По лицу Гномыча было понятно, что чего-то подобного он и боялся.
- Ведь мы уже повернули к вашему дереву? - спросил он Гномыча.
Гном со вздохом согласился:
- Еще день пути и мы будем дома.
Мальчик обреченно кивнул головой:
- Круг замыкается. Мы возвращаемся в ту точку, из которой вышли. - Пальцем он прочертил в воздухе круг, а потом добавил, - его нигде нет. Нет никакого волшебника.
- Не может быть! - крылья эльфика взволнованно трепетали, он весь поддался вперед, протянул к мальчику руки. - Мы его еще обязательно найдем, вот увидишь!
Мальчик махнул рукой и зашагал прочь. Больше он не мог говорить. Еще слово и он разрыдается как девчонка. А плакать нельзя, если заплачешь, значит, признаешь, что все кончено, что надежды больше нет. А надежда в нем, несмотря на все его слова, еще теплилась.

Мальчик шел и шел. Лисьи холмы остались далеко позади. Они шли по ровной голой бесконечной земле. То там, то здесь возникали островки чахлой растительности. Даже насекомые здесь появлялись редко. Ничто не преграждало им путь. Мальчик брел вперед, пытаясь унять нахлынувшие мысли, отодвигая изо всех сил осознание неизбежного. "Потом, не сейчас, еще есть время", - боролся он сам с собой. Эльфик и Гномыч молча шли рядом.
В полдень устроили привал. Солнце вошло в зенит и нещадно палило с высоты. По пути друзьям не встретилось ни ручья, ни родника, ни даже лужицы. И путники начали испытывать легкую жажду. Странно, но голод практически не ощущался.
- Ничего, нам только день продержаться, а завтра мы уже будем дома, - попытался приободрить друзей Гномыч, но поняв, что попал впросак, замолчал.
С горечью мальчик осознал, что гном и эльфик возвращаются домой. Их ждет долгожданный конец пути, дом, где их накормят и напоют. А что ждет его? Нет, конечно, гномы его тоже накормят и вообще приютят. Но что будет дальше? Он всю жизнь проживет с гномами в старом дереве городского парка?! Под жарким июльским солнцем его бросило в пот.
День тянулся бесконечно. Солнце продолжало палить, на небе ни облачка. Несколько раз Эльфик или Гномыч замечали, что "наверное, будет гроза". Разговор не клеился. В отдалении и молчании мальчик брел чуть впереди. Ему казалось, что он идет по выжженной, безжизненной пустыне и пути его не будет конца. Сил бороться с мыслями и дурным настроением уже не было. Мучила жажда, да и голод давал о себе знать.
К вечеру путники вышли к роще. Где-то там далеко, среди этих деревьев затерялся дом гномов. Гостеприимный и такой нестерпимо близкий. Ловко взобравшись на молодое дерево, Гномыч глубоко надрезал кору. Он вставил туда флягу.
- Много сока не наберется, но мы сможем сделать по несколько глотков, - пообещал он друзьям. - А утром можно будет собрать росы.
Эльфик и мальчик в изнеможении прислонились к стволу. Заночевать решили здесь же, под этим молодым раскидистым деревом.
Мальчик лежал на спине и, заложив руки за голову, смотрел на небо в промежуток между ветвями. Уже значительно стемнело, и стали видны звезды. Эльфик и Гномыч, изнуренные жарким дневным переходом, уснули сразу же как легли. А ему не спалось. Мысли теснились в голове. Как кадры на киноленте мелькали перед его глазами картинки - воспоминания об увиденном и пережитом. И сквозь эти призрачные движущиеся образы светили звезды. Яркие в бесконечной черноте, указывающие путь. Движение картинок замедлилось и вот на него серьезно сморит маленький лисенок: "Мой отец прав: иногда очень важно рискнуть". Лисенок зевнул и пропал. На него, не мигая, смотрели яркие звезды. Все вокруг застыло в немой тишине, казалось, сам воздух наэлектризовался, как это часто бывает перед грозой. Сердце мальчика вдруг бешено забилось.
- Я готов рискнуть! Дайте мне знак! Я готов! - внутренне крикнул он звездам. "Дайте мне знак!" - отчаянно шептал он, вскочив на ноги, резко отбросив плед и обращаясь к сияющим звездам на небе. Усталости как небывало. Как сумасшедший метался он среди деревьев в поисках сам не зная чего, в поисках чего-нибудь, ну хоть чего-нибудь, что могло ему помочь и прекратить этот кошмар! И вдруг на прогалине рядом с большим высоким деревом что-то сверкнуло, ярко и призывно. В отчаянной надежде он подбежал и нагнулся. В обрамлении мерцающих звезд на него смотрело собственное лицо, раздробленное на несколько осколков, какое-то перекошенное и чужое, с большими горящими глазами. Сколько надежды было в этих глазах.
Мальчик всмотрелся в разбитое зеркало. Боже, какое разочарование! Жалкие осколки грязного зеркала, которое выбросила какая-нибудь девчонка, или оно выпало у нее из рук. Все поплыло перед глазами. Слезы, так долго душившие его, заволокли глаза, рыдания комом застряли в горле. Мама! Мамочка! Я не увижу тебя никогда! Увижу ли я тебя? Мальчик осел на землю и позорно заревел. В этот момент он искренне сожалел и желал лишь одного: вернуть все назад, стать таким как прежде. Это стало его единственным, самым главным, самым важным желанием в жизни.
И вдруг что-то больно ударило его в затылок. "Ай! Сейчас как врежу!", - отчаянно и сердито закричал мальчик, разворачиваясь с кулаками на нападающего. И врезался всем телом в ствол дерева. Что это?! Дерево! Большое! Он встал на ноги. Мир придвинулся и обступил его. Если потянуться, можно легко достать до нижних веток. "Я вырос! - осенило его. - Я вырос! Я большой!" В неистовой, нежданной, нахлынувшей разом радости, мальчик запрыгал дикими прыжками вокруг дерева. Он махал руками, крутился на месте и улюлюкал как сумасшедший. "Я вырос! Я вырос! Я вырос!" - без конца повторял он.
Стоп! Но что же произошло? Остановившись, аккуратно пошарил в траве и взял в руки маленький зеркальный осколок. Заглянул в него снова. На него все также смотрели его глаза, на этот раз горящие радостным изумлением. Присев, склонился он над зеркалом и осторожно сложил вместе его разбитые куски. И словно осколки этого зеркала в голове у него складывались одна к другой мелькавшие недавно картинки, образуя единое целое, плавно перетекая одна в другую, связываясь и наполняясь единым смыслом. И когда рука его приладила последний осколок, он уже знал ответы на все вопросы. Недоверчиво улыбаясь, он смотрел как серебристая гладь зеркала отражает его лицо целиком, далекие, сияющие волшебным светом звезды и бесконечное темное небо.


11.

Через секунду в зеркале отразился эльфик, малюсенький и прозрачный человечек с серебристыми крылышками. Такой, каким мальчик его увидел в первый раз. Осторожно подлетев, он опустился на зеркало напротив мальчика.
- Эник, что же это? Я смог сам увеличить себя. Просто сильно захотел и оп! - мальчик выжидательно уставился на Эника, надеясь, что тот подтвердит его догадки. Эник только покрутил головой и растерянно развел руками.
- Все правильно. Ты и есть Самый великий волшебник, - раздался тонкий голос позади. Мальчик обернулся и увидел Гномыча. Он был чуть больше и крупнее эльфика, голос его звучал странно. Был тоньше и слабее, чем раньше. Гном вышел из травы и встал рядом с Эником у края зеркала.
- Не может быть, - сказал мальчик не очень уверенно. - Хотя, я тут подумал, и получается, что все сходится.
Гномыч кивнул в ответ.
- Помните, русалочка нам пела, что волшебник принадлежит сам себе и не зависит от стихий и того, что его породило? - взволнованно спросил мальчик своих друзей. - Все сходится. Я не завишу от огня, воды или земли. И вообще, я свободен и принадлежу сам себе, - закончил он удивленно. Гномыч еще раз важно кивнул, эльфик открыл рот.
- А потом Деревячок, помните, - все больше воодушевляясь, продолжал мальчик, - он говорил, что волшебник - это тот, кто может изменять суть вещей и сами вещи. Но любое волшебство всегда начинается с того, что волшебник изменяет свою суть, изменяет самого себя. Только после этого он может понять, как изменить других!
Гномыч энергично закивал:
- Да! Именно тогда я в первый раз заподозрил. Помнишь, я тебе говорил, что ты ведь уже превратился, уже поменял свою суть. Я тебе говорил, намекал, что, может быть, ты сможешь превратить себя обратно!
- Да, - мальчик пораженно уставился на Гномыча, - но я тогда не понимал. Я не смог бы поверить в это и рискнуть. - Тихо и задумчиво продолжал он. - Мне надо было поверить в себя и рискнуть, как это сделал маленький лисенок.
Гномыч потер переносицу:
- Наверное, чтобы творить волшебство, надо сначала точно разобраться чего ты хочешь, и затем поверить в это. А это, безусловно, требует риска. Помнишь, и Деревячок тогда говорил, что волшебником является лишь тот, кто решается на нечто большее, чем он просто умеет.
- Но ведь в самом начале, я вовсе не хотел уменьшаться, - возразил ему мальчик. - Это просто произошло и все. Я увидел тебя и Эника.
- Не важно как все начинается, важно как все заканчивается! - воскликнул молчавший до сих пор эльфик и, смущенно улыбнувшись, добавил, - так говорит моя мама. А еще она говорит, что все когда-то случалось с кем-то впервые.
- Это я помню! - счастливо расхохотавшись, сказал мальчик. - Как хорошо вспоминать это вот так, когда все уже позади.
- Подумать только, - похоже, эльфик пришел в себя и окончательно обрел голос, - понять, что ты сам можешь превратить себя, пройдя весь этот путь! Ведь мы могли утонуть! Или бы нас съели крысы! Или бы...я не знаю что! - от волнения голосок его звенел все выше и выше.
Мальчик и гном расхохотались. Да, великим волшебником, которого они так искали, оказался сам мальчик. Он сам был ответом на все вопросы. В это было трудно, невозможно поверить. Но рискнуть стоило!
С необъяснимым, щемящим чувством мальчик взял в руки небольшой зеркальный осколок. "Надо будет обязательно сохранить его", - подумал он. Эльфик и Гномыч отошли от зеркала.
- Ну что? Домой? - гном вопросительно посмотрел на мальчика.
Дом. Это слово обожгло его и наполнило теплой радостью.
- Да, да. Скорее! - заторопился он, вскакивая.
Друзья собрали все свои пожитки. И, зажав в одно руке осколок и три малюсеньких рюкзака, а в другой бережно неся Гномыча, мальчик отправился на поиски дерева гномов. Эльфик летел рядом.
Через полчаса, следуя указаниям Гномыча, они вышли на знакомую полянку. И Гномыч с радостью опознал свой дом. Бережно поставив его на землю, мальчик спросил:
- Интересно, сохранилась ли моя одежда? Мне бы одеться. А то холодно как-то и, вообще, как я домой пойду?
- Одежда и фонарик должны быть вот под теми корнями справа. Если их не переложили, - ответил Гномыч, направляясь ко входу в свой дом.
Мальчик обошел дерево, наклонился, пошарил рукой. Какое счастье! Одежда была на месте, рядом приткнут его фонарик. "Гномам, наверное, стоило большого труда прикатить его и запихать сюда", - подумал мальчик, натягивая шорты. Вернувшись, он увидел в слабом свете, пробивающемся из-под корней, старого Дедушку-гнома, Гномыча, отца эльфика и самого Эника, счастливо прижавшегося к отцу. Чтобы лучше видеть всех, мальчик присел на корточки. Гномы и эльфы молча смотрели на него. Не зная, что можно сказать больше этого, мальчик протянул вперед руку:
- Эник, Гномыч, вы мои лучшие друзья!
Эльфик и гном положили свои правые ладони на два его пальца.
- Увидимся ли мы еще? - Эник спрашивал, явно волнуясь.
- Как знать, - спокойно отозвался Гномыч.
- Я буду надеяться, - улыбнулся мальчик. - По крайней мере, ты можешь прилетать ко мне! - обратился он к эльфику.
Эник печально мотнул головой:
- Но ты меня не должен видеть. А может быть... Можно я? - обернулся он к отцу.
- Эник, - начал тот, разом посуровев, - ты уже совершил один раз глупость! Тебе мало?
- Ладно, - сразу же сдался эльфик, - но ты все равно поймешь, что я где-то рядом, - заговорщически подмигнул он мальчику.
- Хорошо. Хочешь, я оставлю на окне цветные мелки? - ответил тот. Эльфик радостно улыбнулся. Мальчик посмотрел на отца эльфика и Дедушку-гнома:
- Выразить не могу, как я вам благодарен!
- Ты все сделал сам, - улыбаясь, ответил эльф. - А теперь прощай! Тебе и нам пора домой.
- Прощайте! - мальчик поднялся.
- До свидания! - ответили ему эльфик и Гномыч. Мальчик еще секунду посмотрел на них, развернулся и побежал по направлению к центральному входу в парк.

Пробегая по центральной аллее, мимо аттракционов и домика сторожа, мальчик выключил фонарик, чтобы сторож его не заметил. Удивительно, но было совсем не страшно бежать одному по темному безлюдному парку и улице. Ощущение легкости и беззаботной радости наполняло его всего. Добежав по тротуару до того места, где они с эльфиком рисовали, он заметил, что корабля уже нет. Он затоптан прохожими и смыт дождем. А вот и родные окна! Странно, но они до сих пор открыты. На улицу льется слабый свет ночника.
Вскочив на выступ в стене, он ухватился за подоконник, подтянулся и заглянул внутрь. В его комнате все было также как и прежде, так как он и оставил. На его кровати спала мама, рядом, взяв ее за руку, скрючившись в кресле, спал отец. Тихонько, стараясь не разбудить их, он перелез в комнату. Подойдя поближе, он остановился и всмотрелся в их лица.
Первой его мыслью было, что произошла какая-то чудовищная ошибка, и вместо нескольких дней он отсутствовал дома несколько лет. Перед ним были его родители, но только постаревшие лет на десять. Лица бледные, обескровленные, даже во сне сведенные судорогой невыразимого страдания. На всем облике печать равнодушия и небрежения к себе. Застонав, мама еще сильнее уткнулась в подушку, из-под ее ресниц выкатилась слезинка. Вздрогнув, мальчик заметил, что вся подушка мокрая. Потрясенный, разглядывал он картину невыразимого горя, которую являли собой сейчас его родители. Кто-то в одно мгновение оборвал ту прекрасную и радостную мелодию, которая играла у него внутри. Только сейчас начал он понимать, сколько мук и страданий причинил он им своим исчезновением.
Мальчика захлестнула удушливая волна жалости. Как бы ему хотелось все исправить, вернуть все назад. "Стоп! А ведь я могу все вернуть", - сказал он себе. Вынув из кармана осколок зеркала, он повертел его в руке. "Ведь я очень сильно этого хочу. Если я сконцентрируюсь, стоит попробовать!" - мысленно уговаривал он сам себя. Зажмурившись и крепко сжав осколок зеркала, он сосредоточился на одной единственной мысли: "Хочу, чтобы сейчас была та же ночь, когда я ушел из дома! Хочу, чтобы сейчас была та же ночь! Хочу..." Долго стоял он так, повторяя про себя заветное желание, вспоминая все чудеса виденные и испытанные им, пока не убедил себя, что это возможно.
С чувством уверенности открыл он глаза и испытующе осмотрелся. Часы показывали то же время. Ночь была на исходе, начинало светать. Все было также как и несколько минут назад. В волнении взглянул он на лица родителей, и вздох облегчения вырвался у него из груди. Лица их разгладились и порозовели. Мучительной судороги, искривившей лица обоих как не бывало. Подушка и щеки мамы были все еще мокры. Но мальчик не сомневался, что она бы проплакала всю ночь, пока его не было. Груз безнадежного отчаяния, давивший на них, несомненно, исчез. Вздохнув во сне, мама отпустила руку отца и повернулась на другую сторону. Зевнув, отец расслаблено растянулся в кресле.
Облегченно выдохнув еще раз, мальчик сел на пол и прислонился спиной к кровати. Бесконечный покой и усталость разом навалились на него. Пряча осколок в карман, он подумал: "А ведь все-таки они устроят мне грандиозный скандал. Но ничего это все можно пережить, это пустяки".
А еще он подумал, силясь разлепить глаза и взглянуть в окно на светлеющее небо: "А ведь где-то там гуляет нарисованная кошка. Или, может быть, ее тоже смыло дождем?" Он судорожно зевнул и уснул, свернувшись калачиком на полу в ногах собственной кровати.
скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно
+11

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Яндекс.Метрика