О Кошке, дождливом городе и исполнении желаний. Автор: Иней.

О Кошке, дождливом городе и исполнении желаний. Автор: Иней.


Написано в подарок хорошему человеку.

Дождь шел третий день. Шел и шел, шел и шел, и мир промок и скукожился, как старый шерстяной носок. Пруды в парке наполнились водой под самые берега, дорожки превратились в сплошные лужи - песок был не в силах впитать столько влаги. Цветы на клумбах поникли, они давно уже не видели солнца, а значит, смотреть вверх им не было нужды. На усердно отмытые дождевыми ручьями статуи хотелось накинуть теплые махровые полотенца, до того было жалко их обнаженные тела, пусть и каменные.

Дождь был нипочем только мистеру Смиту, солидному старичку в длинном пальто, потому что он был отлит из бронзы, а над головой держал бронзовый же зонт, который вполне укрывал его от расстройства прохудившихся небес.

Кошке тоже было хорошо - она жила в дупле старой липы, достаточно просторном, чтобы вытягивать от удовольствия лапы, и достаточно глубоком, чтобы холодный ветер и непогода не пробрались внутрь. Она жила здесь давно, уже три года и пять месяцев, и находила свое существование вполне сносным. Иногда любопытные перелетные птицы, что присаживались отдохнуть на ветках ее липы, спрашивали, отчего у Кошки нет хозяина и она не живет в большом теплом доме, как положено всем кошкам. И Кошка по обыкновению отвечала, что ей не повезло: она родилась трехцветной (с кем не бывает?) и ее не взяли ни в один дом потому, что такой окрас не подходит к благородным цветам обивки гостиных и спален. "Ну где вы видели подобную мебель или, хуже того, обои? Рыжий, белый и черный при этом - пытка для глаз! - терпеливо объясняла она какой-нибудь пичуге. - Это же неприлично!" Услышав слово "неприлично", пичужки смущались и тут же переводили разговор на капризы погоды и трудности межконтинентального перелета. К тому же они знали столько новостей, что первоначальный разговор быстро забывался - к обоюдному облегчению.

Конечно, Кошка кривила душой. Она не знала ответа на этот вопрос. Не знала, почему, когда она была котенком и пищала, страдая от голода, возле мусорного бака, ни один прохожий не подошел к ней, не взял в ладони хрупкое отощавшее тельце и не спрятал за пазуху, как это обычно бывает. Почему родители стойко переносили истерики детей, со слезами умолявших "взять котеночка с собой", и говорили, что не готовы завести домашнее животное... Почему никто хотя бы просто не положил ей на землю еды. Она сама научилась добывать себе пропитание. Она сама нашла себе дом. И хорошенько усвоила одно: людям нельзя ни верить, ни доверять.

Кошка любила этот сырой большой город, в который солнце летом заглядывало так редко, что она помнила каждый из этих дней. Зимнее солнце не считается, ведь под его лучами не удается так понежиться, как под ласковыми летними. Парк стал ее территорией, где она знала каждую тропинку, мышиную нору и всех белок по именам. Кошка дружила со всеми и даже охотилась далеко отсюда, чтобы ни с кем не испортить отношений. И никогда не подходила к людям, справедливо полагая, что среди них она друзей найти не сможет никогда. Но она ошибалась.

У Кошки появился друг. Пятилетняя девочка, с большими темными глазами и смешными косичками, она гуляла в парке со своей няней почти каждый день и не раз пыталась разговорить Кошку. Но чопорная нянька строго пресекала все попытки и прогоняла Кошку, выговаривая девочке: "У вашего отца аллергия на шерсть, мисс, неужели вы хотите, чтобы он заболел?" Девочка не хотела, чтобы отец заболел, но не могла понять связи между своим желанием поиграть с Кошкой и страшным словом "аллергия". А Кошка не могла понять, почему ребенок так упорно тянется к ней, и однажды решилась спросить. В обычный сырой бессолнечный день, когда нянька отвлеклась на разговор с другой нянькой, Кошка позволила девочке подойти к себе и присесть рядом на корточки.
- Почему ты все время убегаешь? - спросила девочка.
- Потому что у твоего отца может случиться аллергия, - осторожно ответила Кошка. - А почему ты все время за мной ходишь?
- Мне нравится твой цвет, - просто ответила девочка. - И то, как ты смотришь на птиц, и о чем разговариваешь с мистером Смитом.
- Ты слышишь, как разговаривает мистер Смит?! - поразилась Кошка. А она-то думала, что людям не дано понимать язык статуй.
- Конечно, - улыбнулась девочка и смешно сморщила носик, - но его слушать неинтересно, он такой скучный!

Кошка была так удивлена, что не нашлась с ответом. А потом раздался грозный окрик няньки, от которого девочка подпрыгнула и поспешно отошла в сторонку. С этого дня Кошка стала присматриваться к девочке. Она присматривалась к ней все лето и всю осень и сама не заметила, как потихоньку заинтересовалась маленьким человеком. Поскольку нянька не понимала кошачьего языка, Кошка могла улечься вне ее видимости, но поблизости к девочке, и они долго разговаривали о всякой всячине. Нянька дремала, завернувшись в непромокаемый плащ, а девочка играла в песочнице, слушала Кошкины рассказы и сама что-нибудь рассказывала - содержание книжки, которую мама читала ей перед сном, о новом платье, об игрушках, которые хотелось получить на день рождения... Собственно, так Кошка и узнала, что бывают дни рождения, и что люди очень любят эти дни и ждут их с нетерпением, и что принято в такие дни дарить подарки.
- А у тебя когда день рождения? - поинтересовалась девочка.
Кошка растерялась. Откуда она могла помнить этот день, тем более что столько лет пыталась его забыть, как страшный сон?
- Я не знаю, - честно ответила Кошка и добавила: - Поверь мне, это не столь уж важно.
- Это важно! - воскликнула девочка, и выглядела она при этом такой огорченной, что Кошка сразу же поверила, что это действительно важно. Но факт оставался фактом, этого дня она все равно не помнила.
Но девочка, задумавшись лишь на мгновение, приняла решение быстро, как это умеют только дети:
- Раз ты не знаешь, значит, я сама скажу, когда у тебя праздник. Как только придумаю для тебя подарок.

И Кошка с невольным любопытством и едва скрываемым нетерпением стала ждать. Закончилась осень, наступила зима. В дупле становилось спать все холоднее и холоднее, не спасала даже подстилка из мягкой сухой травы. Нужно было отправляться на поиски открытых подвалов с теплыми батареями, чтобы пережить морозы. Но Кошка не могла так просто уйти, ей не хотелось снова оставаться одной. Она привыкла к девочке, привязалась к ней, и с этой привязанностью было очень трудно расстаться.


И вот на утро, после особенно холодной ночи, проведенной в дупле, Кошка решилась сказать о том, что ей пора покинуть парк до весны. Нет, она будет приходить, конечно, но это будет зависеть от того, сумеет ли она найти теплый подвал поближе к парку или нет...
- Я принесла тебе подарок. Сегодня у тебя день рождения, - Кошка не сразу поняла смысл произнесенных слов, так усердно она сочиняла прощальную речь, и так тоскливо было у нее на душе...
- Что, прости? - переспросила она.
- Подарок, - повторила девочка, сияя от радости, - у тебя сегодня день рождения. Поздравляю!
И протянула Кошке... синий свитер, пушистый и мягкий, со множеством карманчиков. Кошка ахнула от восторга.
- Это мой любимый свитер, - сказала девочка. - Я долго не могла придумать тебе подарок, а потом поняла, что дарить нужно то, что самому очень дорого.
И она рассмеялась, довольная тем, что Кошке подарок понравился, а она сама смогла легко расстаться с любимой вещью.

Кошка положила свитер в дупло, на свою мягкую подстилку, и получилась совершенно изумительная теплая постель, в которую не мог проникнуть самый сильный мороз, потому что в каждую нить этого свитера была вплетена любовь его бывшей хозяйки. И забираясь вечерами внутрь свитера, засыпая, Кошка с благодарностью вспоминала девочку и думала, чем же она может отблагодарить ее, какой подарок сделает счастливым человека?..

Белки и мыши дельного совета дать не могли, да и разговорить их, когда холода вон какие, было очень трудно. Кошка пошла к мистеру Смиту. Он знал все о транснациональных корпорациях и ценах на нефть, потому что при жизни был банкиром, но Кошка сомневалась, знал ли он что-нибудь о подарках для детей. Однако больше советоваться было не с кем.
Зонт успешно укрывал мистера Смита от снега тоже, к тому же бронзовый зонт мог выдержать на себе целый сугроб, что было бы не под силу обыкновенному. А еще служители парка регулярно обметали постамент мягкими щетками, так что мистер Смит возвышался в центре парка как ни в чем не бывало вне зависимости от капризов погоды.

- Доброй ночи, мистер Смит, - поздоровалась Кошка, подходя поближе - мистер Смит был туговат на ухо, потому что вездесущие голуби... ну да не будем об этом.
Дело в том, что поговорить без свидетелей и не вызвать излишних подозрений у людей представлялось возможным только ночью, при лунном свете, чтобы не испугать особо впечатлительных раскатистым голосом ожившей статуи.
- И вам доброй, сударыня, - пробасил мистер Смит, вглядываясь в темноту и пытаясь разглядеть Кошку. Наконец он увидел ее горящие глаза и успокоился - ему не нравилось без дела вертеть головой, она ведь бронзовая, а не настоящая. - Как прошел день? Есть ли какие-нибудь новости?
- О, день прошел прекрасно, - вежливо ответила Кошка. - Посетителей было немного, но вы же понимаете - погода, сыро и снежно, люди не очень хотят выходить из дома.
- Да уж, - пророкотал мистер Смит, - я бы тоже не вышел. Вот когда я был человеком...
Кошка едва слышно вздохнула. "Когда я был человеком" - любимейшая тема мистера Смита и говорить о ней он мог часами. В любую погоду - он же статуя. Кошке не хотелось бы провести ночь, сидя на холодной земле и слушая истории, большинство из которых она и так уже знала. И тем не менее она осталась и терпеливо слушала два часа. Потом негромко, но настойчиво подала голос:
- Да, мистер Смит, я вас так понимаю! Если бы в свое время не произошло слияние корпораций "Марвел" и "Пауэлл Ист", то финансовая система страны оказалась бы подверженной неконтролируемым колебаниям валютного курса на фоне пошатнувшегося доверия правительству... А вы не знаете случайно, что люди предпочитают получать в качестве подарков на день рождения?
Мистер Смит по инерции еще минуту говорил, потом, когда до него дошел смысл последних слов, растерянно моргнул.
- Простите, сударыня, эээ... но я, верно, ослышался, - мистер Смит нервно повел плечами, ему не нравилось, когда приходилось лишний раз признаваться в своих недостатках, как и любому мужчине, впрочем.
- Нет, сударь, вы не ослышались, - поспешила заверить его Кошка. - Мне совершенно необходимо знать, что приятно получать человеку на день рождения в качестве подарка, а точнее - маленькой девочке. Мне нужен ваш совет, сэр.

Когда у мистера Смита спрашивали совета, устоять он не мог и чаще всего пускался в пространные объяснения, к концу которых напрочь забывал, с чего начинал. Но в этот раз он задумался, да так надолго, что Кошка даже решила, что он заснул, ведь это не было похоже на словоохотливого мистера Смита. Поэтому, когда он заговорил, Кошка даже вздрогнула от неожиданности.
- Сударыня, - торжественно произнес мистер Смит, - как вам известно, с детьми я мало имел дела, когда был человеком. Но... Я сам когда-то был ребенком. Я родился и прожил жизнь в этом городе. И больше всего хотел получить на день рождения...
Кошка замерла в ожидании, почти не дыша.
- ...радугу, - закончил мистер Смит не менее торжественно.
- Что?! - вскричала Кошка, от возмущения забыв обо всех правилах ведения вежливой беседы. - Но, сударь!.. Это невозможно!!!
Бронзовый мистер Смит снисходительно улыбнулся.
- Именно, дорогая. Поэтому я и не получил ее. Но если хорошенько подумать...
И Кошка задумалась. Радуга... Семь цветов. Солнце. Чистое синее небо. Если собрать цвета, договориться с солнцем... Они с мистером Смитом думали, видимо, об одном и том же, потому что заговорили одновременно, перебивая друг друга и не замечая этого:
- Цвета? Конечно, цвета! Зеленый! Где его можно взять? Ну конечно, листья крапивы, они самые зеленые, когда совсем молодые! Оранжевый? О, где же взять такой яркий цвет... Да, как же я не подумал! Тигровая лилия на соседней аллее! Да, вы правы! Только у нее такой окрас! Что там еще? Красный? Фиолетовый! О, ну это потруднее...
Они замолчали, переводя дух. Теперь Кошка знала, что делать.
- Благодарю вас, дорогой мистер Смит, вы мне очень помогли. Я буду искать цвета.
Мистер Смит снял с головы бронзовый котелок и медленно поклонился, стараясь не скрипеть деталями:
- К вашим услугам, сударыня. Меня чрезвычайно взволновал этот вопрос, и я потрачу дневное время на то, чтобы так же, как и вы, подумать над ним.
Он ни за что и никогда не признался бы, что сейчас, как и в детстве, очень хотел бы увидеть радугу.



У них было время подумать - зима долгая, а зимой какие цвета? Черный и белый. А они не годятся. Кошка едва дождалась весны. Впервые сны ее были наполнены тревогой и нетерпением, и все равно придумалось до обидного мало. Кошка пожалела, что она не медведь и не может впасть в спячку до тепла, до того ее измотали мысленные поиски нужных цветов. Мистер Смит тоже усиленно скрипел извилинами каждый короткий зимний день, так что служители парка решили его дополнительно утеплить во избежание поломки.

Весна пришла незаметно. Нельзя сказать, что появилось солнце, просто потеплело и снег начал таять. Долго в парке стояла вода, в низинах, на клумбах и дорожках, вокруг деревьев. Кошка не любила воду и на охоту старалась уходить по веткам деревьев, до сухого места, где можно было сойти на землю. Потом вода ушла. Небо посветлело, солнышко сжалилось над городом и стало выглядывать - пусть редко, но иначе трава и цветы вовсе не смогли бы вырасти. Девочка не приходила. Даже когда высохли дорожки и песочницы и появились другие дети, она все равно не приходила. Кошка забеспокоилась. Она не могла спать, не могла есть и совсем не находила себе места. Мистер Смит утешал ее, как мог, но и он загрустил - неужели они все придумали зря?.. Весна миновала, наступило лето. И обычным серым днем, когда моросил привычный дождь, когда Кошка и мистер Смит почти перестали ждать, девочка пришла в парк, правда, уже с другой нянькой. Кошка очень обрадовалась и поспешила расспросить девочку о причинах ее столь долгого отсутствия. Оказалось, в начале зимы девочка простудилась и долго болела, и врачи не могли ей ничем помочь, ни лекарствами, ни советами. Пока один пожилой доктор не предположил, что на здоровье девочки пагубно влияет местный климат. Он прописал ей солнце, сухой ветер и теплое море. Родители отправили девочку к родственникам на побережье, где она прожила всю зиму и весну.

- И еще, дорогая Кошка, - добавила девочка в заключение своего рассказа, - мы с мамой и папой собираемся переехать. В другой город. Солнечный. В конце недели.
Кошка расстроилась. Она расстроилась так, что стало трудно дышать и даже заболел кончик хвоста. Девочке тоже было грустно, ей не хотелось расставаться с друзьями, но, поскольку человечком она была маленьким, ее мнение взрослые чаще всего игнорировали.
- Но ведь... конец недели уже так скоро! - воскликнула Кошка. - А в начале следующей у тебя день рождения! И ты будешь уже далеко...

Ей хотелось плакать, как от незаслуженной обиды. Но Кошка сдержалась, чтобы не расстраивать девочку. Даже мистер Смит, без сомнения, слышавший разговор, притих на своем постаменте. Притихли все цветы и скульптуры, они знали о дружбе Кошки и девочки и радовались тому, что подобная дружба вообще возможна и у каждого из них есть такой же шанс встретить друга. А теперь все рушилось прямо у них на глазах, все надежды и мечты снова становились только надеждами и лишь мечтами.

- Что ж, - наконец смогла произнести Кошка почти спокойно, - все правильно, дорогая. Если ты останешься здесь, то будешь болеть. Твои родители мудрые люди, они заботятся о тебе, ты прими их заботу с благодарностью. Поезжай с легким сердцем. А когда приедешь и устроишься в своей новой комнате, утром, в день рождения, выгляни в окно - там будет ждать тебя подарок от нас. Ты увидишь его и все поймешь.
Она еще много хотела сказать важных и подбадривающих слов, но девочку окликнула нянька, им пора было уходить. И они ушли.

Кошке хотелось лечь прямо на мокрую землю и больше не вставать. Но она не стала этого делать. Была какая-то вселенская несправедливость в том, что человек, с которым ты так долго пытался подружиться, с которым нашел столько общего, привязался к нему - этот человек вдруг исчезает в одно мгновение, будто и не было, и куда же девать все чувства, связанные с ним? Они ведь не могут так просто и так быстро исчезнуть... Но Кошка заставила себя не думать об этом. На это еще будет время, когда она будет коротать долгие ночи у себя в дупле. Сейчас у нее было дело. Срочное. Не терпящее никаких отлагательств. Ей нужно было найти цвета для радуги, а еще договориться с солнцем.

Красный нашелся легко - Кошка увидела воздушный шарик у малыша в песочнице, но не знала, как его получить. Попросить она не решилась, уж очень цепко малыш держал ниточку и ревниво следил, чтобы другие дети не покушались на его сокровище. Решение пришло само: чересчур оберегая шарик, карапуз слишком сильно сдавил его, случилось оглушительное "хлоп", и от шарика осталась только красная тряпочка. Терпеливо Кошка ждала, пока закончится полагающаяся по такому случаю слёзная истерика, обещания купить новый шарик еще лучше прежнего, довольные хмыканья коллег по песочнице - ну вот, дескать, так тебе и надо... Кошка дождалась, когда превратившийся в тряпочку шарик окажется предан забвению, и тихонько цапнула его себе. Ей-то как раз он был очень нужен - красивый и полный жизни даже в таком, не лучшем своем состоянии.

Оранжевый нашелся куда как проще. К лилии на соседней аллее обращаться не пришлось, к тому же она еще не расцвела, отчего сама и расстроилась - ей тоже хотелось поучаствовать в столь интересном приключении, когда еще такое случится? Но время цветения еще не настало, и с этим ничего нельзя было сделать. Кошка нашла апельсиновую корочку, и та была такого восхитительного оранжевого цвета, что сомнений не осталось - это самый нужный цвет. Корочка лежала на скамейке, а вовсе не в помойке, кто бы что там ни подумал, поэтому была чистой и чудесно пахла - здоровьем и радостью.

Голубой в парке вообще нигде не встречался, кроме одного места - центрального фонтана. Чтобы оживить его, служители добавляли щепотку какого-то порошка, и вода чуть-чуть приобретала цвет. Беспечные беззаботные люди!.. Взяв большой лист лопуха, Кошка соорудила из него что-то наподобие чаши и в нее набрала этой чудесной голубой воды.

Фиолетовый она искала долго. Дольше всех предыдущих. Мало того, она вообще не представляла, где его искать. Что может быть в парке фиолетового? Анютины глазки разве что... Но они тоже еще не распустились, как и лилия. А потом Кошка набрела на фантик. Замечательный яркий фиолетовый фантик от конфеты. Вот так шла по дорожке, понурив голову, в расстройстве, и нашла. Разве не волшебство?

Где взять синий, Кошка знала с самого начала. Ниточка из ее деньрожденьишного свитера. Она еще хранила запах своей маленькой хозяйки, а значит, хранила ее доброту и верность. Кошке хотелось, чтобы эти качества вернулись к ней сторицей.

Зеленый цвет нашелся в крапиве, как и предполагалось. Нежные листочки очень жглись, но уйти с пустыми лапами было нельзя. Кошка упросила сердитое растение поделиться молодыми побегами, терпеливо рассказав историю от начала до конца, хотя крапива частично была в курсе. Не пытаясь разжалобить, Кошка тем не менее старалась быть правдивой, чем тронула язвительное растение до глубины души и получила желаемое. Осталось самое сложное - желтый. Найти его нужно было очень быстро, пока не завяли крапивные листочки и не испарилась вода из лопуха. Кошка обошла весь парк вдоль и поперек. Желтого не было. Ни цветов, ни шаров, ни фантиков. Ничего. И вдруг ее окликнул мистер Смит:
- Сударыня, как продвигаются поиски?
Кошка подошла и вздохнула, она очень устала, и длинного разговора, которыми обычно радовал ее мистер Смит, на сей раз ей было точно не выдержать. Она сказала:
- Я нашла все цвета, сэр, кроме одного. Мне не удается отыскать желтый. Я обошла все закоулки, все тропинки и аллеи, нигде нет ничего подходящего.
У Кошки не было сил даже расстраиваться. Но это отнюдь не означало, что она не будет расстраиваться и переживать потом. Но мистер Смит ее снова удивил, когда неожиданно сказал:
- Сударыня, имею честь предложить вам желтый цвет.
- Что? - Кошке показалось, что она ослышалась.
- Моя пряжка.
- Ваша пряжка?!

До Кошки стал постепенно доходить смысл сказанного. Мистер Смит предлагал ей пряжку со своего башмака. Но если бы вы знали, какая это была необычная пряжка, вы бы поняли истинную ценность этой жертвы. Дело в том, что пряжка на его левом башмаке была талисманом города. Каждый, кто приходил в парк, считал своим долгом обязательно потереть ее или хотя бы просто дотронуться, считалось, что это исполняет любое загаданное желание. От частых прикосновений пряжка на башмаке была начищена и блестела, как новенькая монета. Это было то, что нужно, без сомнений. Но талисман города?! Кошке даже в голову не пришло просить мистера Смита о таком невозможном одолжении, а тут он взял и сам предложил...

- Но как же, сэр... - начала было Кошка, но мистер Смит был непреклонен:
- Берите, сударыня, берите. Пряжка на самом деле никакие такие желания не исполняет, их исполняют сами люди. Но мне бы хотелось, чтобы исполнилось хотя бы одно. Берите.
И Кошка подчинилась.
- Благодарю вас, мистер Смит, - прошептала она.
Теперь у нее были все цвета, заключенные в почти драгоценностях, потому что добывались они совсем не просто. До дня рождения девочки оставались один день и одна ночь. А ведь еще нужно было договориться с солнцем...

Кошка взяла свои сокровища и отправилась на берег речки, откуда был виден большой кусок неба. Как обычно моросил дождь. Ни намека на просвет в облаках. Кошка аккуратно положила на траву собранные цвета, подняла голову и стала тщетно выискивать в хмуром небе хотя бы лучик. Она стала рассказывать невидимому солнцу историю своей дружбы с человеком, пусть и маленьким, но таким важным, как будто бы он был большим. Она говорила и говорила, у нее затекла шея и промокла шерсть, но Кошка не замолкала, прося, уговаривая, умоляя... Дождь, как нарочно, зарядил сильнее, но Кошка не ушла, она замолчала, но продолжала сидеть, не сходя с места, и говорила теперь уже мысленно, говорила, говорила... Ее богатства пропитались водой, тогда она сгребла их себе под живот, укрыла. И продолжала сидеть. Весь день. Всю ночь. Все утро. Парк притих. Мистер Смит готов был расплакаться как ребенок, но терпел, уныло скрипя шарнирами и заклепками. Поникли цветы и кусты, разочарованные и жалкие. Даже фонтан притих, и птицы. Измученной Кошке хватило сил подумать, что она где-то ошиблась, что нашла не те цвета, что недостаточно старалась, чтобы ее усилия были вознаграждены... Она уже почти уткнулась носом в мокрую траву, когда почувствовала, что вокруг стало светлее. Нет, правда. Чуть светлее, чем обычно бывает в полдень. Дождь замедлялся, истончался, облака стали редеть, расступаться, таять... Кошка подняла голову и не поверила своим глазам - небо сияло чистейшим голубым, куда там до него их центральному фонтану! Обитатели парка дружно вдохнули и выдохнули, преисполненные восторга, - на небе сияло солнце! Оно услышало их, потому что усилий Кошки оказалось более чем достаточно для этого...
И в другом городе тоже закончился дождь, и девочка выглянула в окно, помня о данном ей Кошкой обещании. И там ждал ее подарок - роскошная, от края до края, яркими цветами сияющая радуга, чудесный мост от сердца к сердцу, для которого расстояния ничего не значат. Именно это и хотела сказать Кошка: мы далеко, но мы рядом, мы не видим друг друга, но мы видим одно и то же солнце, одну и ту же луну и одни на всех звезды. И мир становится маленьким, и тот, кто был далеко, оказывается так близко, что только протянуть руку - и дотронешься... И день рождения получился веселым, вопреки ожиданиям, потому что девочка и Кошка были рядом и веселились от души. А мистер Смит опустил зонтик и любовался долгожданной радугой, счастливо жмурясь на солнце, и никто из посетителей парка этого не заметил, потому что все были заняты тем же самым, а если бы заметили - то очень бы удивились, ведь такое случается совсем не часто. Можно сказать, всего лишь один раз в жизни.скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно
+5

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Яндекс.Метрика