Как грамотно и незаметно искалечить ребенка. А главное - зачем?

Как грамотно и незаметно искалечить ребенка. А главное - зачем?



"Это хороший вопрос. Знать, как это сделать, действительно важно, потому что обладая таким знанием, мы сможем избежать действий, приносящих вред. Зачем вредить собственному ребенку? Вряд ли кто-то хочет сделать своему ребенку что-нибудь плохое. В основном бывает наоборот. Родители, как правило, желают своим детям добра и счастья. О тех родителях, которые в самом деле замышляют нечто ужасное против своих детей, мы говорить не будем, это уже вопрос к специалистам другого профиля.

При этом, желая детям добра, родители часто неосознанно наносят им вред. Неосознанно и необдуманно. Это возможно в том состоянии, когда человек не понимает, к чему может привести его слишком «благожелательное» поведение. А приводит оно к подавлению ребенка. Так что нашу статью вполне можно назвать и по-другому: «Как грамотно и незаметно подавить своего ребенка».

Что значит подавить ребенка? И как это обычно делается? Ну, например, в некоторых кругах бытует занятное мнение: хороший ребенок – тихий ребенок. Слегка напоминает американскую пословицу времен Дикого Запада: хороший индеец – мертвый индеец... Известны также и другие воспитательные девизы: нельзя идти у ребенка на поводу, если он «не слушается», надо заставить его подчиниться любой ценой.Но вот беда: немногие понимают, что эту цену придется заплатить всем, как родителям, так и их детям.
Всемирно известные «способы» зафиксировать у ребенка положительное поведение и избавиться от негативного, нежелательного поведения – выдрать его ремнем или поставить в угол.Кто-то практикует даже методы, от которых подозрительно попахивает Средневековьем, например, поставить коленями на горох или еще что-нибудь в этом роде.

То есть это «методы воспитания», которые исходят из одной очень вредоносной идеи: чтобы ребенок вел себя хорошо, ему должно быть плохо. А где логика, спрашивается? Разве взрослый, которому больно и плохо, ведет себя позитивно? Ну, да ладно. В общем, в таком случае ребенка могут наказывать физически, долго его стыдить или вызывать у него чувство вины. Понятное дело, под давлением такого рода методов воспитания ребенок принимает массу негативных детских решений: о том, что его не любят, о том, что он никому не нужен, о том, что он плохой, недостойный, и т.д. и т.п.

Для маленького ребенка родители – это огромные, почти всемогущие существа, на которых он равняется и стремится стать похожим. Он тонко чувствует их одобрение или неодобрение и очень нуждается в их поддержке. Да-да, в поддержке. На кого же еще опереться малышу, если не на родителей? Ребенок растет и развивается, и все последующие поступки он будет выводить из своих первых детских опытов. Поэтому так важно в детстве оказывать ребенку поддержку во всех его начинаниях. Даже если он, двухлетний, в первый раз «убираясь», сложил игрушки вперемешку с котлетой и кашей... И в этой ситуации тоже надо его поддержать. Спокойно, с любовью, объяснить и показать, как бы ты сам это сделал. Вряд ли стоит воспринимать это как личную вендетту, которую он затеял для того, чтобы вы полчаса оттирали кашу с фаршем от стенок ящика для игрушек.

Идея, что ребенку должно быть плохо для того, чтобы он вел себя хорошо, – один из самых мощных факторов подавления наших детей. Кто-то, например, не повышает голоса и не наказывает детей физически, но при этом устраивает им так называемые «холодные скандалы», которые детей точно также подавляют. Некоторые даже этим гордятся: «Я вот никогда не повышаю голос на сына. Просто если он нашалил, я не разговариваю с ним несколько дней. Потом он сам, как миленький, приходит ко мне извиняться». Очень популярен метод воспитания типа «если ты сейчас же не сделаешь так, как я говорю, я тебя брошу и уйду» (применяется чаще всего на прогулке, на улице). Одного такого «воспитательного приема» достаточно, чтобы нанести ребенку психологическую травму. Но вот беда: все же хотят, как лучше... А лучше, конечно, иметь другие убеждения, значительно более эффективные. Например: если ребенок чувствует себя хорошо, он и ведет себя хорошо.

Вот представьте себе заботливую, суетливую и тревожную маму. Она кутает ребенка в «десять одежек, и все без застежек», обматывает его шарфами, шерстяными платками. До 18 лет ее чадо пьет только подогретую воду – «чтобы горлышко не простудить». Возникает некое слияние – симбиоз. Мать начинает решать, что и сколько ребенку есть, где быть, что делать. Обычно такая мама говорит о своем ребенке... «мы»: «мы пошли в первый класс», «мы заболели», «мы получили пятерку по математике», «мы пошли в институт», «мы отрастили усы»... Ой. Что-то не то получается. Но типа того. Чем ребенок взрослее, тем это «мы» сильнее режет слух. Но и применительно к грудничку оно уместно ничуть не более, чем по отношению к двадцатилетнему парню. В такой ситуации ребенок в принципе не в состоянии выработать самостоятельное поведение. Его отношение к людям изначально симбиотично: даже если ему удастся вырваться от мамы, он постарается найти другого человека и слиться в такое же искаженное «мы» уже с ним. Печально, но факт.

Гиперопека – это верный способ подавить своего ребенка. Зато его, конечно, именно таким образом легче всего уберечь от сложных жизненных ситуаций: от достижений, от обретения славы, от создания семьи и вообще от любой успешности. Но если кто-то думает, что такого рода воспитание окажется безнаказанным, то он глубоко заблуждается. Дети, которых подавили в детстве, могут потом годами не навещать своих папу с мамой и часто стремятся найти «родителей на стороне» – значимых чужих людей, которых они легко ставят в родительскую позицию, и тогда получается, что про родную маму забывают, а чувства, предназначенные отцу или матери, изливают на чужого человека. Так что подавлять ребенка просто не выгодно. Он, скорее всего, сбежит даже из-под самого сурового надзора.

Гиперопека – разрушительное явление, но есть и другой способ подавления: вседозволенность. Когда на ребенка попросту «забивают». Он вечно один, предоставлен самому себе, и можно сказать, что ему не запрещают ничего, а можно сказать, что ему разрешают все, но правильнее будет сказать, что про него просто забыли. В этой ситуации ребенок чувствует, что он ничей, что о нем не помнят, чувствует себя заброшенным и принимает соответствующие детские решения.

И бывает так, что родители одной из главных добродетелей видят скромность, а точнее, они боятся, что с ребенком что-то случится, поэтому стараются заранее настроить его на тихое и неприметное поведение. Лейтмотивом такого воспитания звучит одна-единственная идея: «Не высовывайся, малыш». Нужно быть тише воды, ниже травы, а то как бы чего не вышло... У такого ребенка есть шанс вырасти тревожным, малоуспешным человеком, которого другие люди будут называть... завистливым. Сталкиваясь с разными жизненными ситуациями, он будет чувствовать беспомощность, не будет «высовываться» там, где нужно проявить активность и смелость. А если кто-то легко справляется с жизненными трудностями, которые он сам не в состоянии преодолеть в силу негибких установок, то к такому человеку он будет испытывать самые негативные чувства (а заодно и к себе тоже): «Он выскочка, а я слабак». Это к вопросу о том, откуда берется зависть.

Бывает, правда, и наоборот. Ребенку с детства внушают, что он должен быть лучше всех. «Доченька, ты такая умная, сильная и красивая, я прямо чувствую, что ты вырастешь и станешь великим человеком. Я точно знаю, что если ты захочешь и перестанешь лениться, то сможешь быть во всем лучше и умнее всех». Легко догадаться, что произойдет дальше. К вопросу о том, откуда берется высокомерие. Человек, который постоянно показывает всем вокруг, что он лучше и умнее, обречен в конечном счете на полное одиночество. Ребенок, которого воспитывали в такой традиции, сравнивает себя и конкурирует со всеми.

Бывают даже такие парадоксальные ситуации, когда муж начинает конкурировать со своей женой, а жена с мужем. И еще более парадоксально, когда родители начинают конкурировать со своими детьми. А уж если в семейной паре один воспитан в стиле «не высовывайся», а другой – в стиле «докажи всем, что ты лучше», то они просто нашли друг друга. Но это полбеды. Потому что у них родится ребенок. И он запросто может смоделировать поведение и того, и другого. Скорее всего, это будет человек, который будет заискивать перед другими людьми, одновременно (или сразу после) показывая им, что они по сравнению с ним просто никто.

Поговорим также о таком явлении, как так называемый «шепот в коляску». Вот идет по улице молодая мама с коляской, а в коляске, понятное дело, младенец. И мама с ним общается. Разговаривает. И может быть, даже не особенно следит за тем, что говорит. «Опять ты весь перемазался, Мурзик мой... Я что, нанималась каждый день твои кофты на руках стирать? Бабушке твоей делать нечего, понакупила дорогущих шмоток, а я уже пятый месяц без маникюра, сил никаких нет, и хоть бы ты мне ночью поспать дал, так нет же, такой же злодей, как все».

Мама, возможно, думает, что ничего плохого она в этот момент ребенку не делает, просто общается с ним, выговаривается, ей же и «легче становится». И может быть, она ничего не слышала об исследованиях, посвященных декодированию полученного в раннем детстве языкового материала. А напрасно. Исследования такие есть. Суть их сводится к тому, что ребенок с рождения запоминает речевые сигналы, которые поступают из окружающего мира, особенно – от родителей как от самой важной для него составляющей этого мира. А потом, когда овладевает родной речью, малыш декодирует то, что хранится у него в памяти. И вот тут-то начинается самое интересное. Все то, что родители говорили «в коляску», оживает и обретает силу. И важно понимать вот что: конструктивная это будет сила или деструктивная, поможет она ребенку стать счастливым и успешным или будет создавать препятствия на этом пути, зависит от нас с вами, от настоящих и будущих родителей.

Алексей и Мария Афанасьевы, г. Краснодар
скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно
+5

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Яндекс.Метрика